Фильм СТАЛИНГРАД: запах пота и пепла.

10 октября 2013 года военная драма - фильм СТАЛИНГРАД режиссера Федора БОНДАРЧУКА вышел в широкий прокат в России на 2000+ экранах киностудией Sony Picture. 

1942-й год. Сталинград. Советские войска планируют контрнаступление на немецкие части, оккупировавшие левобережье Волги. Наступление сорвано. Лишь разведчикам под командованием капитана Громова удается перебраться на другой берег и закрепиться в одном из домов. Им дан приказ удержать его любой ценой. Кроме нескольких чудом уцелевших советских солдат они находят в доме его последнюю жительницу  - 19-летнюю Катю.

 

Приказ отбить дом, захваченный противником, получает немецкий офицер Кан. На фоне одного из самых кровопролитных сражений в истории человечества разворачиваются истории любви и драматического противостояния характеров.

 

Студии: Non-Stop Production, Art Pictures Studio, Columbia Pictures представляют исторический фильм-экшн СТАЛИНГРАД режиссера Федора БОНДАРЧУКА 

 

В ролях: Петр Федоров («Обитаемый остров», «Елки»), Томас Кречманн («Операция "Валькирия"», «Особо опасен»), Сергей Бондарчук, Янина Студилина (сериалы «Белая Гвардия» и «Воронины»), Мария Смольникова («Дочь»), Андрей Смоляков («Высоцкий. Спасибо, что живой»), Дмитрий Лысенков, Алексей Барабаш. Официальный сайт фильма: www.stalingrad-film.ru

 

Федор Бондарчук: «Сценарий «СТАЛИНГРАДА» оригинальный, но мы, следуя давней традиции, отправились в командировку для сбора документального материала. Было записано множество интервью с теми немногими из оставшихся в живых очевидцев. Я думаю, из этого можно впоследствии сделать отдельный проект, потому что рассказанные ими истории - это действительно что-то невероятное по силе воздействия»:

 

Офицера Вермахта, главного антагониста в фильме, сыграл известный американский актер Томас Кречманн, снявшийся в «Кинг-Конге», «Пианисте», «Операции Валькирия», и т.д. Любопытно, что свою творческую карьеру более 20 лет назад Кречманн начал в немецком фильме «Сталинград» режиссера Йозефа Вильсмайера:

 

Федор Бондарчук: «Удивительное совпадение. Дело в том, что мы с Томасом Кречманном - два человека, которые снялись сразу в трех «Сталинградах». Как-то в перерыве между съемками, на площадке, я спросил Томаса:

- Помнишь, ты играл в фильме «Сталинград»?

- Конечно. Это была моя дебютная роль в кино, сразу после того, как я бежал из ГДР. 

 

Это был немецкий фильм «Сталинград» - о том, как группа немцев замерзла насмерть под Сталинградом. В том же году, что и Кречманн, я снялся в «Сталинграде», режиссером которого был мой учитель Юрий Озеров. Я сыграл снайпера Зайцева. Это был 1989-й год, мы с Ваней Охлобыстиным и Тиграном Кеосаяном, будучи студентами режиссерского факультета, проходили у Озерова практику. 

 

И вот, спустя много лет, мы, два артиста двух разных «Сталинградов» (немецкого и советского), встретились на площадке третьего фильма. Томас говорит, он никогда не думал, что будет сниматься еще раз в военной картине. И уж тем более в «Сталинграде». Но я его убедил».

 

Все, кто сегодня смотрит исторические картины далекого прошлого, - у них, как правило, не возникают вопросы: почему фильм сняли, к примеру, о спартанцах или о времени Александра Македонского (?), однако, когда зритель приходит на картину, в которой он видит совсем не давнюю историю своей страны, - вот тут-то и возникают у некоторых граждан разные, странные мысли: почему сегодня сняли об этом фильм? 

Почему именно о СТАЛИНГРАДЕ? Если бы такой вопрос возник у зрителя Норвегии, или, скажем, в Австралии, я, как российский зритель, это поняла бы. НО, когда зрелые, образованные россияне, журналисты спрашивают после просмотра картины у режиссера - почему именно про Сталинград он снял картину (удивляет, даже не потому, что я - родом из Сталинграда, но вопрос журналиста прозвучал несмотря на то, что фильм вышел в юбилейный год 70-летия Сталинградской битвы!), - и у меня возникает стойкое непонимание происходящего: передо мной - "Иваны, непомнящие родства"??? 

 

А, что же ответили на это авторы, создатели фильма, режиссер Федор БОНДАРЧУК:

 

Режиссер фильма «Сталинград» Федор БОНДАРЧУК: 

- «Я ответил уже на этот вопрос: СТАЛИНГРАД - потому, что Война, это - Метафизика Войны. Можно было выбрать другое место и исторический период. А, выбирая это место, по многим причинам, - остановились на Сталинграде: это - и изобразительное решение, и невероятное и необъяснимое, сродни Легенде - сама История Сталинградской битвы: объяснить ее стрелками синими и красными на карте, - мне лично не представляется возможным. Находясь в Волгограде, - а мы долго там были в подготовительном периоде, - вы себе не можете представить, какое огромное количество историй (я не буду называть это легенд), - ходит вокруг этого места. Мне кажется, именно из-за своей невероятности по длине: по тому что там происходило, по длине времени, но., отвечая на Ваш вопрос, - это история - не про Сталинградское сражение: мы не обсуждаем роль Паулюса в сражении, ли Чуйкова, у нас нет генералов, - Вы это видели..Это важно. Но нас волновало, меня волновала моя Родина, - то что происходило здесь… Но, тема Войны - как Метафизика, и второй шаг - выбор места: первичным был вот такой ход развития событий..»

 

Александр Роднянский, продюсер фильма «Сталинград»:

- «..Это в продолжении к вопросу о названии. СТАЛИНГРАД - это реперная точка отечественной истории - не и в просто фактической, фактологическом ее значении, а - в том, которое имеет непосредственное отношение к культурному коду народа…» 

 

Александр Роднянский, продюсер фильма «Сталинград»:

- «…Поскольку на коллективное сознание приходящих людей в кинотеатр сегодня, - а это, как уже было сказано, - молодая аудитория, - влияют прежде всего огромные картины, которые последние 10 лет доминируют в кинотеатрах и практически вытеснили все те жанры, о которых мы говорили всерьез, на которых мы выросли и на которых воспитаны, - я имею ввиду, прежде всего - драму, - это огромные аттракционные формы, которые транслируют фактически - эмоции и через эмоции - смыслы, - поэтому фильм СТАЛИНГРАД русского режиссера Федора Бондарчука надо было делать картиной, способной эмоционально и содержательной принятой массовой, молодой, да, молодой аудитории. А, раз так, - то нужно было использовать современный инструментарий, к которому эта аудитория привыкла…»

Инструментарий фильма, или проще - о том формате, в котором снимали и выпустили картину на экран: речь идет о технологиях. И мы плавно  приближаемся к тому вопросу, что вызвал неадекватную реакцию, как самих создателей, так и у присутствующих журналистов: о "красивостях" в фильме, о пожарах и огне, о "плавно летящем снаряде". «Сталинград» - первая картина российского производства, которая выходит на экраны в формате IMAX® 3D.

 

Режиссер фильма «Сталинград» Федор БОНДАРЧУК: 

- «…Я снял принципиально другое кино, которое ТАК выглядит и которое ТАК звучитСпособ съемки и взгляд - он современный и необычный для консервативного восприятия кинематографа..»:

 

Александр Роднянский, продюсер фильма «Сталинград»:

- «Ели речь идет о многомиллионной аудитории, о возможности вызвать эмоцию у этой многомиллионной аудитории и достучаться до нее: то, мне кажется разумно и естественно говорить на языке этой аудитории.. Если Вы вернетесь к якобы реалистической традиции… (и задает провокативный вопрос из фильма "Судьба человека", фразу героя: а - "Я после первой не закусываю", - это реалистично?),  - каждое Время создает свой язык, свою Реальность, свой Миф. Потом наступает Время разрушения этого Мифа, на наш взгляд, и попытки достучаться до подлинной, искренней интонации, до Правды. Допустим, Герман - великий разрушитель этой Мифологии.. Сейчас - попытка создать заново эмоциональный мост к молодой аудитории. Говорить нужно без красивости, но на понятной ей языке…»

Почему IMAX и 3D? Почему западные фильмы в этих форматах не удивляют наших журналистов, а свое первое российское кино они готовы встретить "в штыки" уже за одно только, как им кажется, "напоминание о компьютерной игре" и за рапиды в сценах боя?! Почему такие технологии, повторяю, не удивляют и не отторгают за "красивость" в фильмах западного кинематографа? Ответ очевиден: неумение радоваться удачам своих соотечественников - это извечное посыпание "голову пепелом" и "стенания" про то, что русские/российские кинематографисты "никогда не достигнут высот в современных технологиях кинопроизводства".. Но, вот выходит первый российский фильм в формате IMAX® 3D и очевидный успех такие горе-критики пытаются выдать… за провал, "за красивость - там где этому нет места", - в военной картине.. Так ли это на самом деле? 

 

Александр Роднянский, продюсер фильма «Сталинград»:

- «Инструментарий в фильме…- он разнообразен: это и огромная визуальная энергия, которая создается при помощи того, что мы традиционно называли специальными эффектами, это - и 3D, которое дает объем, - все то, что так или иначе приближает зрителя к событиям на экране. IMAX  - формат, в котором глаз не видит краев кадра - ни слева, ни справа, ни сверху, ни снизу: зритель должен врастать в пространство на экране, - собственно, это - было целью..»

 

Александр Роднянский, продюсер фильма «Сталинград»:

- «…И мы рады были, что IMAX® в своем решении сделать первый неанглоязычный IMAX фильм в России и ..- выбрали СТАЛИНГРАД. А для нас - это было очевидным для той задачи, о которой мы мечтали и к которой подступались..»

 

Режиссер фильма «Сталинград» Федор БОНДАРЧУК: 

- «Мы хотели сделать фильм, который сами никогда не видели. Признаюсь, я не думал, что моим следующим проектом станет масштабная военная драма. Для чего сейчас еще одно высказывание о войне? И я сам себе ответил на этот вопрос. IMAX® 3D - технологии сегодня позволяют добиться ощущения невероятно подробного и убедительного да еще и объемного мира. Мне захотелось погрузить современного зрителя в осажденный, выжженный город ноября 1942-го года, добиться эффекта присутствия. Это вечное стремление кинематографистов попробовать стереть границу между экраном и аудиторией. С одной стороны, мы говорим о новых технологиях и о нашем желании разными способами сделать стереоэффект максимально впечатляющим. С другой  - помимо этого сознательно выбранного курса, мы вернулись к классическому киноповествованию, к первоисточнику - к внутрикадровому монтажу, к длинным сценам и длинным планам. Когда ты решаешь всю сцену внутри двух длинных склеек, например». 

Грег Фостер, председатель совета директоров и президент компании IMAX Entertainment: «Мы очень рады, что совместено с Федором Бондарчуком, Александром Роднянским и Sony Pictures Entertainment, мы выпускаем в прокат первый  в истории российский фильм в формате IMAX. Эффект «погружения» IMAX Experience® разработан специально для того, чтобы зрители могли совершить путешествие туда, где они и не мечтали побывать. Мы уверены, что создатели фильма «Сталинград» благодаря своему таланту сумели создать невероятную историю с потрясающим спецэффектами, а с помощью  формата IMAX® 3D вы сможете фактически своими глазами увидеть эту историческую битву и ее героев, которые отдают свою жизнь за свободу».

 

Удивительно, но вопрос технологий на встрече с творческой группой фильма вызвал споры даже среди создателей фильма. Отвечая на вопрос журналистов о сюжете фильма и почему историческая драма "вплетана"/обрамлена современными коллизиями, сценарист фильма Сергей Снежкин неожиданно вернулся к технологии IMAX® 3D, не согласившись с продюсером Александром Роднянским, который утверждал, цитирую: «…Меня каждый раз смущает, когда говорят о 3D и компьютерности, - как о какой-то части содержательности процесса, - это же не более, чем инструментарий!» Ан, нет:

Сергей Снежкин, сценарист фильма «Сталинград»:

- «…Мы присутствуем при историческом моменте. Это впервые на моей художественной памяти, когда "железо", когда прием, когда технология стали явлением эстетики и философии, стали явлением искусства. Это первый прием в истории кинематографа - и я Вас с этим поздравляю и отметьте это в своих блокнотах: первый прием!…И, вообще, когда говорят о консервативном кино, я думаю, что теперь, что касается Великой Отечественной войны и вот такого уровня масштаба страдания приемов и этики, …- Бондарчук и его бригада проложили дорогу, рокоту, по которой будет развиваться военный кинематограф… и когда здесь прозвучали слова о "красивости" - побойтесь Бога: там воняет потом из-под мышек!…»

 

Съемки СТАЛИНГРАДА - СТАЛИНГРАД под  Петербургом:

 

Съемки «СТАЛИНГРАДА» начались в сентябре 2011-го и продолжались около месяца. Затем работа возобновилась зимой, но основной съемочный период пришелся на 2012-й год - с мая по август 2012-го. В общей сложности съемочный период составил 79 дней. Федор Бондарчук: «По сравнению с 222 съемочными днями «Обитаемого острова», 79 съемочных дня «СТАЛИНГРАДА» мне показались просто прогулкой. Но это был тот случай, когда мне страшно не хотелось, чтобы съемки заканчивались…»

 

Основные съемки военной драмы «СТАЛИНГРАД» прошли под Санкт-Петербургом, где производственный отдел под руководством художника-постановщика Сергея Иванова выстроил декорации подвергшихся бомбежке зданий и площади, оккупированного фашистами города. Сергей Иванов участвовал в создании большой исторической драмы "Царь" Павла Лунгина, но «СТАЛИНГРАД»  оказался проектом иного уровня сложности из-за поставленных режиссером творческих задач и предполагаемого объема работы.  Под Петербургом (поселок Саперный, Ленинградская область), на бывшем военном полигоне, были возведены беспрецедентно масштабные для российского кинематографа декорации. Фактически были построены несколько кварталов Сталинграда с элементами, знакомыми зрителю по архивным кадрам. Так, например, был построен прототип знаменитого фонтана «Детский хоровод», который еще называют «Дети и крокодил». Фонтан стал одним из самых узнаваемых символов Сталинградской битвы после снимка последствий авианалета 23 августа 1942-го года, сделанного фотографом Э.Н. Евзерихиным.

 

Помимо основного макета художественный отдел изготовил модели упавшего самолета и фасадов всех основных зданий. Работа над эскизами продолжалась длительное время, потому что художники стремились зафиксировать и передать характер всех съемочных мест. Например, если это была комната, то иллюстрации передавали ее обстановку со всеми подробностями быта, чтобы было понятно, кто в ней жил. Возведением и оформлением декораций, стоившим продюсерам около $4 млн, занималась команда из 400 специалистов

 

«Вопросов строительства мы начали касаться во время первого блока съемок, которые прошли летом 2011-го года, - рассказал Иванов. - В тот период мы работали над сценами переправы через Волгу и кадрами Японии. Очень сложные съемки прошли в Кронштадте на берегу Финского залива. Сложные потому, что пришлось снимать кадры переправы по горящей из-за разлива и поджога нефти Волге. Декорации же, нескольких зданий «СТАЛИНГРАДА», начали возводить в сентябре. Под Питером развернули настоящую стройку с тремя кранами, парой бульдозеров, экскаваторов и бурильными машинами. Часть строительных работ прошла зимой, поэтому пришлось вбивать сваи в мерзлую землю, а потом заливать фундамент. Предварительно была подготовлена проектная документация, составлены все необходимые сметы.  При этом времени было в обрез, с учетом поставленных творческих задач. Требовалось все построить за шесть-семь месяцев. Дом Громова возвели из пенобетонных блоков, современного, достаточно мягкого материала, который после декорирования выглядит как кирпич. Остальные дома представляли собой металлические конструкции, обшитые фанерой и декорированные гипсом. 

 

При постройке декораций художественный отдел соблюдал пропорции и характер зданий Сталинграда того времени, но внес изменения в географию кинематографического города. Прототипы всех зданий и объектов - универмаг, театр, дом  Павлова (прообраз дома Громова) и площадь Борьбы - находились в разных концах реального Сталинграда, по сценарию же рядом друг с другом.  Кинематографисты также включили в композицию городской площади знаменитый фонтан со скульптурой крокодила и детей.  Отливкой и лепкой занимался художник Алексей Иванов. В работе он использовал пенопласт и гипс. «Фактурой и декорированием занялись в марте, чтобы успеть к майским съемкам, - рассказывает Сергей Иванов.  - Наверное, я собрал абсолютно всех художников-декораторов и скульпторов,  доступных в Петербурге. Федор Бондарчук поставил задачу изготовить максимально реалистично выглядящие объекты, чтобы зрителю даже в голову не пришло, что ему показывают декорацию. К тому же мы снимали в стереоформате, который предъявляет самые высокие требования к детализации.  Поэтому мы воссоздавали все, вплоть до барельефа на фасаде, и режиссер мог снимать планы любой крупности». 

 

Военно-историческая драма без танков сродни футбольному матчу без голов. В фильме Федора Бондарчука военная техника присутствует. На съемочной площадке были танки Т-34, немецкая самоходная установка Marder («Куница») и тяжелый фашистский танк PZ-IV (T-4): «Разумеется, все эта техника - копии, - комментирует художник-постановщик. -  PZ-IV построен на базе советского танка Т-44, которому мы перестроили башню, наварили дополнительные листы, закрыли катки щитами, а на борта нанесли фашистскую свастику.  Самоходная установка сделана на базе вездехода. Что касается Т-34(76), то это полноразмерный макет из пластика и фанеры. Работу блестяще выполнили мастера из Витебска. Эти же художники сделали макет подбитого самолета».

«СТАЛИНГРАД» - военное кино, поэтому оружие фигурирует во многих сценах. Винтовки и автоматы для фильма изготавливались трех видов - для ношения, съемок обычных и боевых сцен. В военных эпизодах, когда советские бойцы сходятся в рукопашную с немцами, актеры дрались с резиновым или деревянным оружием в руках, чтобы наносить не столь болезненные удары друг другу: «Все оружие в точности соответствует использованному во время войны, - комментирует Сергей Иванов, - но не хватило времени на реализацию всех задумок. Например, защитники Сталинграда применяли ампулометы - стеклянные трубки со спусковым механизмом, который выбрасывал коктейль Молотова. К винтовкам цеплялись самодельные гранатометы, но мы ограничились только хорошо всем знакомым оружием». 

 

В трюковых сценах ломалась мебель из бальзы. Стекла для битья изготавливались из сахара, также применялось так называемое жидкое стекло, осколки которого безопасны. 

 

Основной состав съемочной группы - 250 человек. В массовых сценах было задействовано порядка 1000 человек. Костюмы, грим и оружие были детально проработаны для каждого из них. На площадке нет ничего случайного: автомобили, обрывки газет того времени, тумбы с афишами довоенных спектаклей и даже сигаретные окурки - все соответствует той эпохе. 

В отличие от огромного количества конвертированных фильмов, «СТАЛИНГРАД», от первого кадра и до последнего, снимался в 3D. Вместе с оператором Максимом Осадчим на площадке работала команда американских 3D-супервайзеров и стереографов, принимавших участие в съемках «Нового Человека-Паука» и «Хоббита». 

 

«СТАЛИНГРАД» стал первым опытом работы со стереоматериалом не только для Федора Бондарчука и оператора-постановщика картины Максима Осадчего, но и специалистов по физическим и визуальным эффектам, занятым на этом проекте. Создатели сделали свой выбор в пользу оборудования компании 3Ality, которая построила стереориг (механическое приспособление c возможностью программирования) на базе двух камер Red Epic, применив компоновку с зеркалом. То есть это было устройство,  на которое крепились две камеры, осуществлявшие съемку через зеркало, наклоненное под 45°. При этом одна камера снимала напрямую, другая - через зеркальное отражение. В общей сложности у команды было семь камер Red Epic и три вида ригов, способные перекрыть все творческие задачи. В случае необходимости оператор-постановщик Максим Осадчий мог снимать с плеча, например, рукопашные схватки, со стедикама - кадры с плавным движением, а с крана - захватывающие дух панорамы. Общие планы с пролетами фиксировались с канатной дороги, благодаря установки камер на "спайдер". Возможность выбирать между ригами играла ключевую роль, поскольку скромная по размерам установка для съёмки с плеча позволяла снимать только с дискретной оптикой. Зум-объективы с переменным фокусным расстоянием ставились на риги большего размера. Аналогичное оборудование было использовано для съёмок "Нового Человека-паука" и "Хоббита: Нежданное путешествие". В состав американской группы вошли специалисты, которые также участвовали в создании упомянутых голливудских блокбастеров. Все ключевые технологические и творческие вопросы, связанные со стерео, решались совместно с супервайзером Мэттью Блю ("Восстание планеты обезьян"), у которого сложились великолепные профессиональные отношения с российской группой. Съемочному периоду предшествовал подготовительный этап, в ходе которого кинематографисты настроили камеры и обсудили стереоэффекты

До того как прозвучала первая команда "Мотор!" на площадке, режиссер, оператор-постановщик и супервайзер стереографии успели обсудить технические особенности съемки с учетом показа в залах IMAX: "Преимущественно мы разговаривали о композиции кадра и последующей проекции изображения на экран IMAX размера, - уточняет Мэттью Блю. - Другими словами, мы обсуждали крупность плана, в особенности, когда лицо из-за стерео обретает округлость и "нависает" над зрителями, сидящими в четвертом ряду. При обсуждении же батальных сцен, демонстрировавшихся общим планом, мы затрагивали эффект миниатюризации, округлости и того, что наиболее эмоционально важно для сюжета в этот момент. На площадке, просматривая материал на 42-х дюймовом стереомониторе, я использовал вырезанные из картона фигурки людей в качестве напоминания режиссеру о размерах аудитории в зале по отношению к экрану". По словам Мэттью Блю, многие последние голливудские фильмы зрители критиковали за чрезмерно консервативное стерео, никоим образом не служившее художественным средством. Сюжет картины «СТАЛИНГРАД» содержит целый ряд эмоционально сильных сцен, которые кинематографисты обыграли при помощи 3D. Стереоформат служил для режиссера инструментом художественной выразительности, а не технологической "примочкой". "В общем и целом «СТАЛИНГРАД» стал для нас 3D раем, - отмечает Мэттью Блю. - Мы снимали крупные планы широкоугольными объективом, перемещали камеру, в кадр попадали различные эффекты, вроде дыма и пепла, наконец, оператор и режиссер выстраивали великолепные композиции. Максим и Федор проделали большую работу, продумывая передний, средний и задние планы во время компоновки кадра. Даже в 2D «СТАЛИНГРАД» будет близок 3D фильму"

Дом, который защищают герои фильма - это не традиционная для кино «плоская фанерная декорация», а  полноценное пространство обитания героев. С квартирами, лестницами, коридорами. Каждая квартира уникальна, они обставлены в соответствии с характерами людей, живших здесь до войны и с вниманием к мельчайшим деталям интерьера.

 

БОИ И РУКОПАШНЫЕ СХВАТКИ:


Фильм «СТАЛИНГРАД» Фёдора Бондарчука - это история любви, которая зарождается в пекле страшной битвы. Боевые действия в картине играют важную роль, зритель переживет страшные минуты ожесточенных схваток, когда солдаты идут в рукопашную, используя в качестве оружия саперные лопаты, клинки и штыки. Все это должно было выглядеть убедительно на большом экране. Постановку трюков доверили Сергею Головкину. Каскадерская группа принимала участие в двух блоках съемок - в Кронштадте, где художественная группа построила причал на берегу Финского залива, который изобразил полноводную Волгу, и в поселке Саперное, где были выстроены полноразмерные декорации Сталинграда. В Кронштадте работала группа из 50 каскадеров, которая отрабатывала сцены переправы с последующим обстрелом фашистами позиций советских солдат и разливом горящего топлива. В рукопашных сценах в траншеях Сталинграда численность группы была увеличена. Проходили настоящие учения для каскадеров и массовки:  "..когда мы снимали сцены массовых рукопашных схваток и кадры со взрывами, уже требовались репетиции и хорошая физическая подготовка. Для этой цели на съемочной площадке в Саперном, где предполагалась постановка этих сцен, были организованы репетиции. Исполнители одевали костюмы своих героев, получали на руки оружие и проходили  курс молодого бойца. Их опекали ассистенты режиссера трюковых сцен Александра Самохвалова. Под руководством ассистентов актеры ползали в грязи, бегали среди воронок и прыгали через окопы с оружием. Особое внимание уделялось огневой подготовке, чтобы исполнители правильно и умело пользовались своим оружием. То есть не боялись стрелять и корректно отыгрывали выстрелы и эпизоды со взрывами". 

Съемка картины в стереоформате также оставила свой отпечаток на работе постановщиков трюков: "В стереофильме нет второго плана в привычном понимании, - уточняет Сергей Головкин, - все элементы сцены находятся в фокусе и имеют одинаковую важность. Поначалу многим подобное положение вещей было непонятно. При обычных съемках мы можем рассмотреть удары и отыгрыши актеров переднего плана, в то время как движения персонажей, расположенных дальше, расплываются. Поэтому и требования к "копошащимся" людям на дальнем плане не самые высокие, так что зачастую привлекается массовка или реконструкторы для заполнения кадра. В фильме  «СТАЛИНГРАД» этого делать было нельзя, так как было видно все и всех. Многочисленные тренировки и репетиции проводились не только для актеров и каскадеров, но и для реконструкторов и массовки. Бондарчук требовал наносить все удары в тело, чтобы  зритель чувствовал реальность происходящего в кадре.  Поскольку все бои сопровождались взрывами, то вслед за командой: «Стоп…», всегда звучал вопрос: «Все живы?»

 

Пожалуй, наиболее сложными эпизодами для постановки стала сцена рукопашной схватки, в которой приняли участие все актеры, каскадеры и участники массовки. Если какой-то элемент трюка не получался у одного, то работа всех остальных также шла насмарку. Непросто было снимать и сцены взрывов, гремевших вблизи актеров. Кинематографисты использовали специальные пневматические приспособления для выдергивания исполнителей из эпицентра взрывов. Разумеется, сначала все тщательно репетировалось с привлечением дублеров, но отлететь от пиротехнического взрыва Петру Федорову и Дмитрию Лысенкову предстояло самим. Благодаря пневматике и актерской ловкости акробатические прыжки обретали красоту. Исключительную сложность для постановки представляла сцена атаки немецких позиций после взрыва баков с горючим. В этом эпизоде наши солдаты не прекращают бой даже после того, как их накрывает огнем и они вспыхивают, как факела. 

"Съемка оказалась непростым испытанием для всех, кто принимал в ней участие, не исключая операторскую группу, - рассказывает Сергей Головкин. - Температура даже в безопасной зоне зашкаливала, и хотя пиротехники делали все возможное, чтобы огонь был минимально допустимым для кадра, стояла нечеловеческая жара. Такого количества одновременно горящих людей в кадре в российском кино не было точно, как, наверное, и в мировом. Сцена репетировалась уже перед полностью готовыми камерами. Все участники запомнили каждое свое действие. В этот момент абсолютно все, включая ассистентов и страхующих, были одеты в форму красноармейцев, чтобы даже в случае попадания в объектив не испортить кадр. Мы произвели 96 горений за три съемочных дня. При этом на площадке одновременно горели 14 каскадеров".

 

Чтобы не обгореть, каскадеры покрывали костюмы специальным гелем, привезенным Сергеем Ивановым из США, и надевали защитную маску в виде лица. Какие-то трюки не связанные с огнем исполняли сами актеры без привлечения профессиональных дублеров: "В фильме есть эпизод, когда немецкий офицер прыгает сверху на нашего разведчика, - вспоминает Головкин. - Мы с дублером отработали реальный прыжок с балки этажа декорации дома. Это был настоящий прыжок на человека, стоявшего внизу, и только в последний момент через трос система притормаживала падение. Я, честно говоря, думал, что трюк исполнит дублер, потому что Томас Кречманн просто откажется это делать. Но он посмотрел на дублера и его прыжки и согласился выполнить это сам. Сначала мы спускали его на небольшой скорости, а уже потом он реально прыгал на Петра Федорова несколько дублей к ряду. То же самое было и в сценах боев: он смотрел, что и как делает его дублер, а потом входил в кадр и шел под выстрелы и взрывы". «СТАЛИНГРАД» - большое сложнопостановочное кино, - завершает свой рассказ Сергей Головкин, - работа над таким проектом запоминается на всю жизнь. В старости будет, что вспомнить и рассказать своим внукам".

 

ФИЗИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ:


В «СТАЛИНГРАДЕ» сцены атаки с воздуха и земли содержат эффектные взрывы. Супервайзером пиротехники на площадке был Михаил Марьянов, сотрудничавший с Федором Бондарчуком на проекте "9 рота". Команда пиротехников насчитывала 16 человек, поскольку перед группой были поставлены комплексные творческие задачи, например, взрыв здания: "Взрывали как на суше, так и в воде, - рассказывает Михаил Марьянов. - В заливе заряды крепили на поплавки, при этом приходилось бороться с течением и ветром. Вместо пороха использовали различные имитаторы промышленного производства, предназначенные для съемок. Военные нас, как пиротехников, никак не консультировали, потому что мы работаем совершенно по-разному. Их действия направлены на разрушение и уничтожение, а наши на создание внешнего эффекта".

 

Съемка фильма в стереоформате имела целый ряд особенностей, которые пиротехникам следовало учитывать в ходе постановки физических эффектов: "Мы производили взрывы, как и раньше, - рассказывает Михаил Марьянов, - но внесли изменения в их плотность и интенсивность. Чтобы появилась глубина, пиротехнические заряды были разнесены друг от друга на определенное расстояние. При взрыве поток горячего воздуха легко мог сбить тонкие настройки зеркал камеры, поэтому заряды опять же закладывались с учетом этого фактора. Кроме того, у нас ушло какое-то время, чтобы разобраться с пеплом. Если тот падал близко к камере, то выглядел пятном, если далеко, то пропадал стереоэффект. В итоге, сыпали на усредненном расстоянии". Перед съемкой боевых сцен специалисты тщательным образом осматривали площадку, убирали камни и вырывали лунки под заряды, которые затем засыпались мягким торфом. Каждый участник, будь он каскадером или актером, знал свой маневр, чтобы не подорваться. Тем не менее, за каждым из исполнителей был закреплен пиротехник, который вел своего человека и дистанционно управлял срабатыванием взрывчатки. Всем следовало быть аккуратными и точными в своих действиях, чтобы сцена получилась зрелищной и такой, какой ее задумал режиссер.  Репетиции, безусловно, в этом плане помогли. Если разнообразными взрывами на площадке Михаил Марьянов занимался в прошлом, то разрушать дом ему довелось впервые в карьере.

"На этапе проектирования и строительства необходимость последующего обрушения здания была учтена, - рассказывает Михаил Марьянов. - Мы попросили художника-постановщика и архитектора построить дом из легких материалов, а не кирпичей. Строение было выполнено из пенобетона с деревянными перекрытиями. Специалисты указали нам участки, где следует закладывать заряды, чтобы дом начал рушиться под собственным весом. Но предварительно конструкцию здания максимально ослабили, для этого рабочие строительной компании на протяжении двух дней убирали все перекрытия, оставляя только стены". Взрыв здания - одна из самых ответственных сцен фильма, потому что у кинематографистов был всего один съемочный дубль. Если бы что-то пошло не так, то заново отстраивать дом не представлялось возможным, но требуемый художественный эффект был достигнут с первой попытки. 

 

"Думаю, что студия Армана Яхина обработала многие взрывы в этом фильме, - продолжает Михаил Марьянов. - Дело в том, что мы не могли в момент детонирования заряда производить осколки, чтобы не поранить актеров и съемочную группу. Такие вещи всегда добавляются при помощи графики":  "В фильме будет несколько планов со взрывами, доработанными на компьютере, - дополняет Арман Яхин. - Например, кадры атаки с воздуха, которая накрывает фашистские соединения и танки. Также в картину войдет эпизод, снятый в рапиде, со снарядом, пробивающим стену дома. Подобное снять вживую невозможно, поэтому сцена целиком создается средствами графики и анимации".

 

По сюжету фильма Сталинград лежит в руинах, а в воздухе постоянно летает пепел, который через какое-то время оседает толстым слоем на землю. Кинематографисты использовали искусственный пепел из целлюлозы. Каждый день на декорирование уходило несколько мешков этого материала. Тем не менее, компьютерная симуляция атмосферных эффектов все же понадобилась для общих планов, поскольку мортиры полностью не покрывали необходимый участок площадки.  

 

ВИЗУАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ:


Современный фильм сложно себе представить без компьютерной графики. С переходом на цифровое кинопроизводство и развитием технологий качество визуальных эффектов сильно выросло. В военной драме «СТАЛИНГРАД» более 230 планов с компьютерной графикой. Это небольшая цифра, но следует учитывать характер съемки и монтаж. Поскольку лента снималась в стереоформате Федор Бондарчук делал продолжительные кадры

 

Это чисто технический прием, на мой взгляд,  имеет и художественную ценность: в фильме есть эпизод атаки, после которого наступает "Время Пустоты": нет Времени и нет Пространства. Меня интересовал этот эпизод и я на пресс-конференции спросила Федора Бондарчука о … Мироздании: когда ты стоишь на вершине Мамаевого кургана, - наступает ощущение настоящего Космоса и как он решил в своем фильме эту задачу?

Режиссер фильма «Сталинград» Федор БОНДАРЧУК: 

- «Время в фильме останавливается; О мифах и легендах в Сталинграде: чувствуешь себя на Мамаевом кургане, как будто находишься в "энергетическом столбе";...когда секунда равна БЕСКОНЕЧНОСТИ - это мы снимали.."

Возвращаясь к визуальным эффектам: все визуальные эффекты были созданы на компьютере художниками студии Main Road|Post под руководством VFX супервайзера картины Армана Яхина. В фильме несколько сцен, которые первоначально были воплощены не только в виде раскадровок, но и превизов, то есть трехмерных аниматиков. К таким эпизодам относится танковая атака и падение самолета. Художники и аниматоры, следуя указаниям режиссера, проработали экшен в черновой графике, после чего эти сцены пошли в финальную работу. Что касается эффектной сцены с горящими красноармейцами, то ее не превизуализировали, но основательную компьютерную обработку она все же прошла. Художники Main Road|Post усилили огонь, смешав настоящее пламя с его цифровой симуляцией. Кроме того, они добавили компьютерные модели людей для нескольких планов и превратили день в ночь за счет цветокоррекции: "На разработку и доводку технологии симуляции огня в пакете Houdini мы потратили около трех месяцев, - рассказывает Арман Яхин. - По большому счету огонь в "Сталинграде" станет для нашей студии визитной карточкой. Объемы его симуляции потребовали обновления и увеличения производительности "железа". В настоящий момент рендер-ферма (совокупность компьютеров для визуализации - прим. ред.) студии насчитывает 240 ядер, плюс в просчете участвуют 30-35 компьютеров художников в ночное время суток. Симуляция одного только кадра занимала от двух до семи терабайт дискового пространства, поэтому нам также пришлось приобрести дополнительный массив данных на 100 терабайт". 

 

В сцене с горящими красноармейцами в тех кадрах, где бойцы падают с обрыва, фигурируют компьютерные модели людей. Их строили и анимировали в трехмерном редакторе, опираясь на фотографии актеров. При этом технология анимации носила смешанный характер, какие-то действия анимировались по ключевым кадрам, а какие-то при помощи техники захвата движений. 

 

В одной из сцен советские самолеты сбивают немецкий бомбардировщик Henkel, который пикирует и с грохотом падает на площадь напротив дома Громова. Этот эпизод целиком создан средствами компьютерной графики и анимации. При работе над компьютерной моделью самолета трехмерщики студии Main Road|Post изучили внешний облик германской машины по фотографиям и взяли во внимание макет самолета, покоившийся на съемочной площадке. Эти несколько планов, находившихся в работе около года, вобрали в себя все технологии, доступные художникам Main Road|Post на сегодняшний день. Компьютерная модель строилась в Autodesk Maya, а вся динамика разрушений имитировалась в программе Houdini. Помимо этого декорации Сталинграда были также воссозданы в графике по многочисленным фотографиям площадки. Стоит отметить, что на съемках от студии постоянно находилось три специалиста, которые выполняли творческие и технические задачи под управлением супервайзера на площадке Дмитрия Широкова. 

 

Арман Яхин отмечает, что фильм «СТАЛИНГРАД» должен стать прорывом для формирующейся отечественной индустрии кино. Прорыв стал возможен благодаря слаженной работе всех производственных отделов, реалистичным срокам  и дружественной атмосфере в коллективе, которую удалось создать режиссеру и продюсерам проекта.  

 

Музыка в фильме «СТАЛИНГРАД»:


Музыку к фильму написал знаменитый американский пианист и композитор, Анджело Бадаламенти, наиболее известный как автор музыки к фильмам Дэвида Линча, а также к его сериалу «Твин Пикс» и фильму «Пляж» Дэнни Бойла.  Как возник замысел пригласить этого композитора и почему в финале звучит "Легенда" Виктора Цоя в исполнении Зефиры?

Анджело Бадаламенти: «Конечно, я слышал о Сталинградской битве, когда еще учился в школе. Но, признаюсь, о ней нам говорили не так уж много - в Америке, как вы вероятно знаете, в основном все разговоры о Второй мировой войне концентрируются вокруг открытия Второго фронта и высадки союзных войск в Нормандии. Но, тем не менее, я все равно слышал о Сталинграде, я читал документальную литературу, о доме Павлова, который героически защищали люди, и куда не смогла проникнуть армия Гитлера. Режиссер Федор Бондарчук написал мне письмо еще в феврале 2010-го года. И мне сразу захотелось написать музыку к его фильму. Я сразу же попросил сценарий и молниеносно прочел его, потому как очень хотел погрузиться в материал будущей картины, прежде чем начать думать о музыке. 

 

Если бы это был сценарий фильма только о войне и битве, то, поверьте, мне бы было не интересно, я бы не согласился писать музыку к такому фильму. Но то, что я прочел - это предельно простая человеческая история про любовь, на фоне грандиозной и парадоксальной битвы, причем история, лишенная намека на мифологию и пустой пафос. Я был невероятно тронут этой историей, как пятеро мужчин, словно пятеро «отцов», оберегали эту юную девушку, которая единственная осталась в осажденном доме. А немецкий актер Томас Кречманн сыграл просто выдающимся образом. Что мне как раз понравилось в сценарии, так это то, что герой Кречманна не воплощение зла фашистского режима. Он офицер, безусловно, но он не нацист, в том смысле, в котором мы привыкли рассуждать. Он мужчина, который не хочет быть на этом поле битвы, он не хочет сражаться. Он бы точно предпочел ужин со шнапсом в семейном кругу. В нем есть понятие доброты, но он выполняет свою чудовищную работу. Вот, что очень привлекло меня в сценарии. Это абсолютно новая идея, не только о битве, о войне в прямом смысле. И я понял, что написать музыку к этому фильму будет для меня очень интересной задачей. 

Еще до того, как я начал писать музыку к «Сталинграду», я прослушал огромное количество русских песен (и народных, и композиторских) и почувствовал интонацию, которая была в каждой из них - мелодический минор. Это меня вдохновляло, когда я сочинял музыку к фильму.  Музыку к фильму мы записывали в Москве, на протяжении двух недель я работал с симфоническим оркестром. Она разная, в соответствии с разными линиями героев. Основная музыкальная тема - универсальная - ее нельзя назвать русской, немецкой или японской - как и универсальна сама идея фильма. Универсальная потому, что она будет понятна и близка всем зрителям за пределами России, где также будет показываться «Сталинград»

Федор Бондарчук: «Нам важно, чтобы зритель очутился в этом городе и прочувствовал каждой клеточкой кожи страх, любовь и ненависть. Хотим, чтобы зритель отправился в эмоциональное путешествие, чтобы он смог сопереживать: где-то плакать, а где-то смеяться». 

 

Приглашаю всех Вас, дорогие друзья: с 10 октября 2013 года военная драма - фильм СТАЛИНГРАД режиссера Федора БОНДАРЧУКА вышла в широкий прокат в России. Не пропустите этот фильм!

 

 

Благодарим за предоставленные материалы и фотографииWalt Disney Studios Sony Pictures Releasing: www.wdsspr.ru 

 

Использованы фотографии Анны Быстровой, Саввы Томс и Наталии Кириловой.

Фоторепортаж премьеры в Санкт-Петербурге - смотрите здесь:  https://picasaweb.google.com/113418138400710935359/bDSNh?authuser=0&feat=directlink

Видео с пресс-конференции  - Наталии Кириловой.