Каштаны на «Дороге жизни»

6 мая 2016 года, в преддверии праздника Великой Победы, в северной столице прошел торжественный траурный митинг, посвященном высадке каштановой аллеи от второго километра легендарной «Дороги жизни».

В акции, которая прошла на территории воинской части «Ржевский полигон», приняли участие: председатель Комитета по строительству Сергей Морозов, директор СПбГБУ «Управление строительными проектами» Николай Никонов, глава Красногвардейского района Виктор Панкевич, глава муниципального образования «Город Всеволожск» Ленинградской области Ангелина Плыгун, генеральный директор ЗАО ССМО «ЛенСпецСму» Геннадий Щербина, школьники и ветераны Великой Отечественной Войны.

Все вместе они посадили 71 каштан.

Аллея появилась в 2015 году в честь 70-летия Победы, тогда впервые были высажены 70 деревьев. В этом году в продолжение традиции здесь посадили еще 71 каштан. Сегодня каштановая аллея состоит из 141 саженца, которые будут расти и набирать силу. На их кронах каждое лето будут распускаться цветы, напоминающие белые свечи - это будут свечи памяти погибших, благодарность выживших и вера в благополучное, мирное будущее нашего великого города, нашей страны.

Во время войны «Дорога жизни» была единственным путем, соединявшим осажденный Ленинград с Большой землей. Зимой «Дорога жизни» стала спасением для блокадников: по льду Ладожского озера удалось вывезти больше 500 тысяч человек, доставлять в город продукты и топливо. Водители «полуторок» постоянно рисковали уйти под лед или стать жертвой вражеских обстрелов.

На берегу  Ладожского озера возле Санкт-Петербурга стоит необычный памятник в виде разомкнутого кольца. Здесь разрывалась блокада Ленинграда - именно в этом месте на лед спускалась «Дорога жизни». Тысячи человек рисковали собой, чтобы вывезти людей из осажденного города или доставить туда продукты и топливо. Спустя месяц после того, как Ленинград был взят в кольцо, появились первые конкретные планы по прорыву - пусть и частичному - блокады. Выход из этого положения был только один - проложить дорогу от Ленинграда до Кобоны - деревни на другом берегу Ладожского озера. Осенью эвакуированных ленинградцев переправляли на баржах. Зимой решено было прокладывать трассу прямо по льду.

Это должна была быть дорога шириной в 10 метров с пунктами обогрева через каждые 5 километров. Но суровые условия вносили свои коррективы. Озеро не замерзало полностью, в декабре толщина льда в некоторых местах была не больше 3 сантиметров. Трассу прокладывали по принципу наименьших глубин - там лед прорывался реже. Так осенью 41-го появилась военно-автомобильная дорога №101. Первый конно-транспортный батальон отправился по ней 21 ноября. Он привез в город 63 тонны муки. Начало было положено. По мере того, как лед креп, по этому маршруту начали ездить и грузовики. Уже 22 ноября со стороны Ленинграда отправились первые 60 машин. На следующий день они вернулись в город с продовольствием. Но риск оставался всегда. Водители не закрывали двери, чтобы успеть выпрыгнуть, если машина начнет тонуть.

 

Только в первую зиму под лед ушло около тысячи грузовиков, рассказывает заведующая научно-выставочным отделом Музея обороны и блокады Ленинграда Ирина Муравьева:

«22 ноября 1941 года попытались начать перевозки по льду Ладожского озера, лед был очень нестабильным, на лед выходили только лошади, и если выходили полуторки-машины, то очень много их ушло под воду, грузили продовольствия на них очень мало. К грузовикам еще привязывали сани, в них по несколько мешков клали. А главное, что в город нужно было не только продовольствие завозить. Там не хватало топлива для электростанций, нужно было печь хлеб, хоть элементарно давать куда-то свет. Даже те перевозки, которые могли осуществляться, только наполовину были продуктовыми». 

На «Дороге» работали несколько тысяч, а по некоторым данным, десятки тысяч человек. Это и водители, и механики, и те, кто прокладывал путь и занимался разведкой льда, и регулировщики, которые отправляли колонны наиболее безопасными маршрутами. Каждый день они подвергали опасности свои жизни, рискуя или уйти под лед, или стать жертвой вражеских обстрелов. Фашисты использовали авиацию и артиллерию, чтобы уничтожить машины и грузы и разрушить трассу. В первую зиму советские истребители провели над Ладогой 143 воздушных боя с противником, а системы ПВО сбили 51 фашистский самолет. Но парализовать военно-автомобильную дорогу врагу не удалось. До марта 1943 года по ней шли обозы, которые помогли спасти Ленинград, рассказывает старший научный сотрудник Музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» Олег Суходымцев:

«Со второй половины января 42-го пошло увеличение доставки грузов, что и позволило 25 января увеличить нормы. До 25 января была самая низкая норма - 125 граммов блокадного хлеба. А потом пошло 250 и на увеличение. «Дорога жизни»  позволила не только снабжать Ленинград продовольствием, но и боеприпасами, и переправлять живую силу - как в Ленинград, так и из города. В октябре-декабре из Ленинграда войска уходили на большую землю. А когда началась подготовка к прорыву блокады - Синявинская операция, операция Искра, - то в Ленинград завезли много солдат и боевой техники».

Во время блокады в осажденном Ленинграде сражались на «всех фронтах»: ленинградские ученые опередили время своими разработками во время блокады: к примеру, физикам поручили придумать, как сделать так, чтобы на Ладожском озере, на «Дороге жизни», под лёд не уходили полуторки с людьми и продовольствием. Так был открыт прибор с говорящим названием прогибограф.

«Прогибограф» он назывался, потому что нужно было обойти прогибания льда. Они, прогибографы, фиксировали колебания льда, чтобы определить безопасный маршрут и скорость движения. Нехитрая конструкция из чугуна и натянутой до самого дна проволоки, помогла физикам рассчитать амплитуду колебания льда на Ладоге, а соответственно безопасное расстояние между машинами и оптимальную скорость движения по «Дороге Жизни» - не больше 35 километров в час.

На кадрах кинохроники 1942 года видно, что полуторки ходили по тонкому льду озера до середины весны. Шли почти по дверь кабины в воде, но не проваливались. Это спасло жизни многих ленинградцев во время блокады и во время ее прорыва. Зимой 1943 по Ладоге было решено перебросить колонну тяжелых советских танков.  Для наступления «КВ весит 50 тонн. И вот такая махина пятидесятитонная шла по льду переправы. В первом танке ехал профессор Канторович, будущий нобелевский лауреат и делал математические расчеты». Будущий обладатель главной научной награды в мире тогда в расчетах не ошибся - танки прошли. 

 

Никто не знает, сколько людей погибло на «Дороге жизни» - от обстрелов или на тонком льду. Машины - легендарные «полуторки» ГАЗ - доставали со дна озера еще несколько десятилетий после окончания войны. Теперь бронзовая копия такой машины стоит на берегу Ладожского озера как памятник подвигу, который изо дня в день совершали обычные люди на военно-автомобильной дороге №101.

Сегодня «Дорога жизни» - современная трасса протяженностью 53 км, пролегающая от Санкт-Петербурга до поселка Морье.


ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ!!

 

 

 

 

 

 

 

Источник материалов и фотографий - пресс-служба Комитета по строительству Санкт-Петербурга.

Использованы также - фронтовые фотографии и кинохроника тех лет.