Новый фильм Стивена Спилберга - «Боевой конь»

С 26 января 2012 года в российском прокате - «Боевой конь» - новый режиссерский проект Стивена Спилберга.

 

Режиссёр Стивен Спилберг представляет свой новый фильм - масштабный, эпический, но от того не менее трогательный. Это история необыкновенной лошади, попавшей на войну; история о верности и смелости дружбе - дружбе мальчика и своенравного жеребёнка, которая пройдёт через тяжёлые испытания, долгую разлуку, жестокие сражения и трудный, полный опасностей путь домой.

«Я полностью погрузился в этот восхитительный сюжет. Это очень простая история, и я сразу представил её в виде семейного фильма: мальчик дружит с конём, и даже война не может порвать эту связь. Этот фильм - из тех, что объединяют людей: он будет понятен в любой стране мира». (Стивен Спилберг, режиссёр)

Под стать размаху фильма, Спилберг собрал выдающийся актёрский состав, при этом в авангард им выдвинуты молодые актёры - Джереми Ирвин в роли Альберта, Том Хиддлстон, Бенедикт Камбербатч, Дэвид Кросс, Патрик Кеннеди, Тоби Кеббелл, Селин Бакенс и Роберт Эммс, - а с флангов их поддерживают ветераны: Эмили Уотсон, Питер Муллан, Нильс Ареструп и Дэвид Тьюлис.

 

DreamWorks Pictures и Reliance Entertainment представляют фильм «Боевой конь», производства Amblin Entertainment/Kennedy/Marshall Company. Сценарий написан Ли Холлом и Ричардом Кёртисом по мотивам романа Майкла Морпурго. Продюсеры фильма - Стивен Спилберг и Кэтлин Кеннеди, исполнительные продюсеры - Фрэнк Маршалл и Ривел Гест. В производстве фильма приняли участие давние соратники Спилберга, работающие с ним не один десяток лет: монтажёр Майкл Кан, оператор Януш Камински, композитор Джон Уильямс, художник-постановщик Рик Картер и художник по костюмам Джоанна Джонстон.

 

На съёмках постоянно находились замечательные дрессировщики и наездники, под неусыпным руководством Барбары Карр, представительницы Американской ассоциации гуманного обращения с животными (American Humane Society). По её словам, «съёмки были абсолютно безопасны для лошадей. Каждому было видно, как Стивен заботится о животных, и это отражалось на всём процессе».

Впервые эта захватывающая история о дружбе и войне была рассказана в романе Майкла Морпурго, затем её сценическая версия стала театральной постановкой и получила 5 премий «Тони», включая премию за лучший спектакль. Теперь же Спилберг использует этот сюжет, чтобы вернуться к зрелищному семейному кино. Вот что говорит сам Спилберг: «Для меня «Боевой конь» - это рассказ о жертвах, которые мы приносим во имя любви. Мальчик идёт на жертвы, чтобы найти своего коня на полях войны, и конь тоже идёт на жертвы, пытаясь выжить в это тяжёлое время. Их судьбы тесно переплетены».

 

Накануне Первой мировой войны английский фермер покупает на аукционе строптивого жеребёнка, хотя и без того еле сводит концы с концами. Жеребёнок по имени Джои приносит своим новым хозяевам, Теду и Роузи Нарракотт (Питер Муллан и Эмили Уотсон, двукратная номинантка на «Оскар») одни только заботы, но их сын Альберт (начинающий актёр Джереми Ирвин) твёрдо решает укротить его. В итоге Альберт и Джои становятся неразлучными друзьями, но начинается война и приходит разлука: лихой кавалерийский офицер покупает Джои и на его спине отправляется на фронт. 

Так начинается непростой путь, полный грусти и радости, тяжёлого труда и чудесных событий: обычный конь совершает героические подвиги и своей наивностью, благородством и преданностью людям смягчает даже самые суровые сердца. Он тащит за собой санитарные повозки и огромные пушки, помогает спастись отступающим солдатам, дружит с девочкой-француженкой. В самый напряжённый момент фильма, когда Альберт уже разыскивает Джои на фронте, конь теряется на «ничьей земле» - страшной полосе между английскими и немецкими окопами, где царит смерть и запустение. Но, даже когда кажется, что спасения нет, Джои не теряет надежды вернуться к своему другу и хозяину и хватается за последний призрачный шанс. 

Самый трудный и опасный путь - это путь домой 

 

Как рассказать историю о любви, войне, силе духа и надежде, если главный герой - скучающий по дому деревенский жеребёнок? Этот вопрос тревожил Стивена Спилберга с тех пор, как он прочитал роман Майкла Морпурго «Боевой конь». Книга вдохновила его, но слишком уж это был непростой материал. Много разных книг написано о войне: про любовь, про героизм, про трудный нравственный выбор, про мучительную разлуку. Но в этой книге война показана глазами живого существа, которое никому не желает зла и не выбирает, за какую сторону сражаться, которое хочет только одного: вернуться живым к тем, кто его любит.

 

Перенести эту историю на экран было тяжёлой творческой и технической задачей - именно это и зацепило Спилберга. При всём размахе фильма, главное в нём - не спецэффекты, а тонкая ручная работа, уникальный авторский стиль, кропотливая и внимательная работа с животными и людьми. «Боевой конь» - это чистый образец классической кинодраматургии; узорное полотно, сотканное из отдельных историй и рассказывающее о том, что надежда придаёт сил даже в самые трудные времена.

 

Вся книга построена на приёме аллегории. В спектакле, который Спилберг посетил в Лондоне по настоятельной просьбе своего давнего продюсера Кэтлин Кеннеди (она работает со Спилбергом уже 40 лет), были удачно использованы куклы и макеты лошадей в натуральную величину. Но Спилберг сразу понял, что на экране это не сработает, а значит, ему надо было найти собственный визуальный подход. Он без промедлений пустился вскачь. «Куклы отлично смотрелись на сцене, но в кино нужны были только настоящие лошади», - говорит Спилберг. - «Книга мне тоже понравилась, но она вся рассказана от лица Джои, там даже показаны его мысли. Для фильма этот приём не годился, хотя он натолкнул меня на мысль, что рассказ надо вести с нескольких точек зрения».

 

Спилберг выбрал другой путь и построил фильм по канонам «Одиссеи»: юный герой отправляется в опасное путешествие и возвращается, набравшись ума, с совершенно новым представлением о мире. Только на этот раз герой попался молчаливый, хотя и наблюдательный: он внимательно следит за людьми и постигает их природу в самых благородных и самых неприятных её проявлениях. Структурно фильм выстроен как сборник рассказов, в котором одна интонация плавно перетекает в другую: почти идиллический рассказ о молодых годах Джои сменяется бешеной скачкой по полям огромной войны, затем - пасторальными картинами жизни на французской ферме, затем - кромешным адом окопов и выжженной, затуманенной «ничьей земли». И с каждым этапом всё ярче оживают в памяти Джои воспоминания о деревне, с которой начался его путь и в которой он мечтает его завершить.

 

Храбрость помогает Джои и Альберту пережить четыре опасных года разлуки, и именно храбрость становится главной темой фильма, которая продолжает звучать на каждом этапе развития сюжета. «Мне кажется, в «Боевом коне» нам удалось многое сказать о храбрости - и о поступках, которые люди совершаешь не ради себя, а ради тех, кого любишь. Мы рассказываем об этом разными способами», - отмечает Спилберг: «Альберт и Джои верят друг в друга, и эта вера неколебима. Всё начинается с того, что они вдвоём вспахивают бесплодное, каменистое поле в Девоне. И это рождает такое взаимопонимание между мальчиком и конём, что, даже когда война разлучает их, зрители должны чувствовать, что рано или поздно судьба снова сведёт их вместе. И когда это происходит, на наших глазах среди хаоса рождается чудо». 

 

Куда ни заносит Джои судьба, везде он встречает людей и животных, изо всех сил борющихся за выживание. Трогательные истории сменяются одна за другой, целая галерея персонажей проходит перед нами, и мы смотрим на них глазами Джои. Такая структура привлекла Спилберга с самого начала. «Кажется, я никогда ещё не работал в таком формате, когда один большой сюжет складывается из множества маленьких», - комментирует он. - «Каждый из персонажей, чей путь на время пересекается с путём Джои, оставляет след в его душе - и Джои тоже что-то меняет в них».

 

И неважно, кто эти люди - британцы, французы или немцы: Спилберга волнует только то, насколько они человечны. В «Боевом коне» нет такого понятия как «враг»: Джои находит себе друзей по обе стороны фронта. «Фильм не пытается занять ни одну из сторон, не судит, кто прав, а кто виноват», - говорит Спилберг.  -  «Главное - то, как эти люди относятся к нашему коню. Лошади не разбираются в политике; они думают только о своём седоке. Как раз поэтому наша история так человечна, хотя действие происходит на войне». Мистическая связь человека с живой природой - вот ещё один мотив, который будоражит воображение Спилберга. Он немало времени провёл с лошадьми и сам наблюдал немало примеров того, как тесно они могут сдружаться с людьми. Ему хотелось показать душу лошади - всю её чистоту, первобытность и благородство.

 

«Я 15 лет прожил среди лошадей и знаю, как ярко они могут выражать свои чувства», - говорит режиссёр.  -  «Но в кино редко кого интересует, что чувствуют лошади. Вот я, например, когда снимал «Индиану Джонса», думал об Индиане, а не о его верном скакуне. Но на съёмках «Боевого коня» я не уставал поражаться тому, какие сильные эмоции они способны передавать. В спектакле куклы превосходно передавали чувства лошадей, но я хотел повторить это с живыми лошадьми». Как давний любитель истории, Спилберг хорошо представлял себе, какие тяжёлые испытания выпали на долю солдат и лошадей в Первую мировую. Эту войну называли «самой последней на земле», потому что никто не мог себе представить, что такое может повториться. Она, как цунами, смела навеки рыцарское благородство прошлых войн и показала, что современные войны куда более жестоки и бесчеловечны. Но Спилберг с самого начала решил, что не будет гнаться за гиперреализмом в картинах ужасов войны. «Я хотел снять очень честный фильм, но при этом больше держать себя в руках, чем на «Спасении рядового Райана» или на наших сериалах «Братья по оружию» и «Тихий океан». Я хотел, чтобы смотреть на приключения Альберта и его коня приходили целыми семьями», - говорит режиссёр.

 

По этому поводу Спилберг снова собрал собственную кинематографическую семью: людей, которые помогали ему в создании самых значимых его картин. «Все мои старые друзья, которые были со мной столько лет и на стольких фильмах, собрались снова ради «Боевого коня», - говорит он. - «Ещё одна хорошая причина сделать этот фильм».

 

По единодушному мнению съёмочной группы, автор и сюжет идеально подошли друг другу. Ли Холл, один из авторов сценария, формулирует лучше всех: «Это же фильм, в котором главный герой не произносит ни слова, а у Спилберга удивительный дар рассказывать потрясающие истории очень простыми средствами и так, что дух захватывает. Во всех его фильмах есть герои, непохожие на нас, гораздо лучше нас, но при этом мы полностью им сопереживаем и сливаемся с ними». Композитор Джон Уильямс, обладатель 5 «Оскаров», неизменно работающий со Спилбергом с 1974 года, добавляет: «Ну кто ещё может поставить, снять и смонтировать такой фильм с такой силой и достоверностью, как не Стивен?». 

 

Путь фильма: от книги к пьесе и...

 

За 30 лет «Боевой конь» постепенно стал частью современной культуры: хотя действие происходит в прошлом веке, эта книга рассказывает о ценностях, именно сейчас важных как никогда. Несколько лет назад по мотивам книги был сделан экспериментальный спектакль, на который зрители ломились толпами, и вот, наконец, сюжет обретает новую жизнь на экране. 

 

Всё началось с детского писателя Майкла Морпурго, который долго носился с мыслью написать книгу о Первой мировой войне. Эта война - вероятно, самый замалчиваемый военный конфликт 20-го века: мир вышел из неё полностью изменившимся, и новому поколению пришлось заново отстраивать его из пепла. Морпурго долго искал оригинальный подход к теме  - пока однажды, в баре, не встретил престарелого ветерана. Старик с невероятным пылом рассказывал не о людях, а о героических лошадях, с которыми он служил - и Морпурго вдруг почувствовал прилив вдохновения. Как и многие люди, Морпурго никогда особо не задумывался о судьбах лошадей на войне, но старый солдат открыл ему глаза на новый, неизведанный мир, в котором дружба людей и животных помогает вынести все тяготы фронтовой жизни. «Я слушал, как этот старик со слезами на глазах говорит о какой-то лошади, которая была у него на Западном фронте много десятилетий назад», - вспоминает писатель. - «Я понял, что лошади не только возили на себе солдат и таскали тяжёлые грузы. Они очень многое значили для людей». 

 

После этого разговора Морпурго начал собирать информацию и выяснил, что вместе с британскими войсками на фронты Первой мировой отправилось, ни много ни мало, 1 миллион отважных лошадей, а вернулось всего 62 000. Он узнал, какое значение имели эти животные для людей по обе стороны фронта. Он вглядывался в картины, читал документальные свидетельства о подвигах, страданиях и выдающейся храбрости лошадей - на всё это они были способны не меньше, чем их седоки. Постепенно он понял, что именно эту историю он и хочет рассказать. Книга, рассчитанная на подростков, была выпущена в 1982 году, быстро завоевала призвание по всему миру и дошла до финала престижной премии Whitbread Award. В 2007 году Лондонский национальный театр поставил по её мотивам захватывающий спектакль, который пользовался огромным успехом: зрители прониклись темами дружбы человека и коня и всепобеждающей надежды на лучшее даже в самые трудные времена.

 

Спектакль произвёл большое впечатление на Кэтлин Кеннеди: она просто влюбилась в Джои и в его упрямую уверенность, что он отыщет дорогу домой. «Этот сюжет и эмоции, которые я испытала в театре, не выходили у меня из головы», - вспоминает она. Первая её мысль была о Спилберге. Она знала, что он найдёт способ, как перенести эту удивительную историю на экран, как рассказать её современным зрителям, чтобы им всё было понятно. 

 

Морпурго не мог поверить, что Спилберг подписался на проект. И его чрезвычайно порадовал подход Спилберга к режиссуре - не менее новаторский, чем в сценической версии. «Мы столкнулись головами со Стивеном, и это было необыкновенное ощущение. Мы оба - рассказчики, нам нравится видеть, как сюжет развивается и обрастает деталями. Стивен рассказал мою историю по-своему, ещё глубже и шире», - говорит писатель. «Этот фильм воспевает дружбу, которая сильнее невзгод. Стремление найти потерянного друга – вот самый сильный мотив, который движет героями. Стивен [Спилберг] великолепно развивает эту тему и удерживает внимание зрителя». (Кэтлин Кеннеди, продюсер)

 

Когда в Девон приходит война, Альберт и Джои вынуждены расстаться. Спилберг и Кёртис долго обсуждали, как показать, что связь между друзьями остаётся неразрывна. И они придумали, что в день расставания Альберт привязывает к узде Джои флажок. Для Спилберга этот простой предмет стал визуальным лейтмотивом. «Я думал, как связать все истории, рассказанные в фильме, и этот флажок, который отец Альберта принёс с войны, мне в этом помог», - говорит режиссёр. - «Джои он достаётся как память о друге, и он путешествует с ним до самого финала. Для меня очень важно было найти такой талисман: это ведь не только связь между всеми проходными сюжетами по ходу фильма, это ещё и связь между мальчиком и отцом». 

 

Главный герой - молодой актер Джереми Ирвин. Ирвин хорошо знал книгу: мама впервые прочитала ему «Боевого коня», когда ему было 10 лет. Для него Альберт мало чем отличается от любого подростка на пороге взросления. «Когда мы впервые видим Альберта, он впервые задумывается о том, что за человек его отец - в общем, он взрослеет у нас на глазах», - говорит Ирвин. - «И взрослеть ему помогает лошадь. Я думаю, каждый это поймёт. Каждому подростку хотелось от чего-то бежать, и у каждого был друг, который так или иначе помог нам смириться с окружающим миром». Тема Первой мировой войны особенно близка Джереми. «Два моих прадедушки были на войне», - рассказывает он. - «Один воевал на Галлиполи. У него была лошадь по имени Элизабет, и он к ней очень привязался. Я видел расписку о том, что он выкупил её у армии за 28 фунтов - и ровно за такую же сумму Альберт пытается выкупить Джои! Вот такое удивительное совпадение». 

 

Готовясь к съёмкам, Ирвин по 10 часов в день ездил верхом в конюшнях Хертфордшира, где были воспитаны лошади, снимавшиеся в «Фаворите», «Чёрном красавце» и многих других фильмах. Он научился ездить на лошади и думать как лошадь. «Лошади - очень чуткие животные», - говорит он.  -  «Общаться с ними - чистая радость. И поразительно, как быстро учишься, если рядом классные учителя». На съёмках Ирвин вдоволь наскакался верхом и полежал под пулями в залитых грязью окопах, но он уверен: всё хорошо, что идёт на пользу сюжету. «Всякое бывало: мёрзли под искусственным дождём, ходили в грязи с головы до ног, по 14 часов подряд снимали в каких-то мрачных, Богом забытых местах. Но в итоге всё казалось таким настоящим, что мы чувствовали примерно то же, что и те ребята на войне. Стивен ничего не делает наполовину. Если уж делать - то на совесть. И поэтому у него получаются такие сильные фильмы».

 

Ирвин - новичок в профессии, но родителей Альберта, жизнь которых была не сахар и до начала войны, играют опытные мастера: Питер Муллан, шотландский актёр, известный по фильмам «Храброе сердце», «На игле» и «Меня зовут Джо», и Эмили Уотсон, дважды выдвигавшаяся на «Оскар», за фильмы «Рассекая волны» и «Хилари и Джеки». Муллана привлекла оригинальность концепции: «Фильм постепенно превращается в притчу о путешествии коня, и это сделано восхитительно»...Казалось бы, столько снято фильмов о войне, ну что тут можно сказать нового? Но Спилбергу это удаётся. Он показывает войну глазами лошади, и делает это просто и красиво».

 

Персонаж Теда Нарракотта тоже показался актёру интересным: он не совсем такой, каким кажется на первый взгляд. Он человек упёртый, вспыльчивый, но за его плечами - героическое прошлое и душевный кризис, пережитый на бурской войне. «Тед, в целом  - хороший мужик, просто ему плохо и физически, и душевно», - замечает Муллан. - «Он потерял всякое уважение к себе, но если он и совершает плохие поступки, это от того, что душа болит. Они живут трудной, тяжёлой жизнью, но Тед искренне любит сына и радуется тому, чего тот добивается с конём».

 

Эмили Уотсон тоже понравился Спилберг, с которым она работала впервые: «Во-первых, был прекрасный материал. Во-вторых, Роузи - хорошая роль, где есть за что зацепиться. Я знала, что Стивен сделает из этого сценария эпический фильм. Ему замечательно удаётся показать доброту людей глазами другого существа. Он же именно это и сделал в «Инопланетянине», правда?». Роузи - это сердце сюжета; она придаёт героям силу и надежду. «На ней держится вся семья», - замечает Уотсон. - «Ситуация у них очень тяжёлая. Семья на грани разорения и выселения, а тут ещё муж тратит все деньги на бесполезную лошадь. Однако, когда она видит, как её сын прикипел к коню, она и сама проникается к нему симпатией. Воспитывая Джои, её сын взрослеет».

 

Как и многим из тех, кто работал над фильмом, Уотсон есть что рассказать о Первой мировой войне. «Почти у каждого кто-то из семьи воевал», - говорит она.  - «Старший брат моей бабушки, которого она боготворила, погиб под Ипром. Она впервые рассказала нам об этом, когда ей было 80. Она всё плакала, не могла остановиться, и сказала, что каждый вечер засыпает, перечитывая его последнее письмо из окопов».

 

Ещё один важный персонаж из деревни Альберта - это Дэвид Лайонз, сын землевладельца Нарракоттов. В начале фильма он - враг Альберта, а на войне становится его командиром. На роль Дэвида Спилберг выбрал Роберта Эммза, который с большим успехом играл Альберта в театральной постановке «Боевого коня». По словам Эммза, эта история ему близка, какого бы персонажа он ни играл. «Война и дружба – вечные темы, именно поэтому «Боевой конь» находит такой отклик», - говорит он. Спилберг дал Эммзу подсказку по поводу отношений Дэвида с отцом. «Он сказал, что Дэвид как будто сидит на изгороди и не может решиться, в какую сторону ему спрыгнуть. С одной стороны, он хочет стать таким, как отец, с другой  - таким, как Альберт и остальные мальчишки. Я раньше об этом не думал, и это действительно оказалось ключом к роли», - вспоминает он. 

 

Высокомерного отца Дэвида играет знаменитый английский актёр Дэвид Тьюлис, наверное, больше всего известный по роли доброго профессора Люпина в фильмах о Гарри Поттере. На этот раз ему досталась роль типичного кинозлодея. «Когда Стивен предложил мне сыграть Лайонза, он уточнил, что мерзкий землевладелец - это классический злодей из немого кино. Мне сразу захотелось, вместе со Стивеном, сыграть эту роль немного по-другому». 

 

Спутниками Джои на войне становятся поочерёдно три молодых офицера британской кавалерии: жизнерадостный капитан Николс, который обещает Альберту беречь Джои; майор Стюарт, владелец благородного чёрного скакуна по кличке Топтхорн; и лейтенант Уэверли, лучший друг капитана Николса.

 

На съемках: персонажи-лошади!

 

Отбор лошадей проводился даже более тщательно, поскольку именно от них зависело, испытает ли зритель то, чего не испытывал никогда. Лошадиный бег завораживал кинематографистов с первых лет существования кино. Один из первых кадров, заснятых на плёнку, было именно изображение скачущей лошади. За прошедшее столетие лошади активно снимались в кино, чаще всего - как статисты в вестернах, но иногда и в главных ролях: «Международный приз «Вельвет», «Чёрный красавец», «Фаворит». 

 

Но «Боевой конь» - первый фильм, который так сильно зависит от выразительных способностей лошадей и так подробно описывает их трагическую судьбу на войне. Поэтому Спилбергу было необходимо подобрать и чутких животных, способных сыграть свои роли, и преданных своему делу тренеров, которые обеспечили бы им безопасность.

 

В итоге была собрана большая группа лошадей, больше 100 голов, под руководством опытнейшего дрессировщика Бобби Лонгрена, работавшего на съёмках «Фаворита». Лонгрен набрал тренеров из Австралии, Испании и США, а также людей, ухаживавших за лошадьми, помогавших с переездами, ветеринаров и даже парикмахеров и гримёров. За всем процессом внимательно следила Барбара Кэрр из Американской ассоциации гуманного обращения с животными.

 

«На этом фильме Бобби и его команда без всяких преувеличений сделали чудо», - говорит Спилберг. - «Я с самого начала настаивал на том, что лошади не пострадали. Я люблю лошадей и хотел, чтобы они остались в целости и сохранности. Бобби это обеспечил. Очень важным человеком на площадке была Барбара Кэрр, которая следила за каждым дублем. Я дал ей право останавливать съёмку в любой момент, если она сочтёт, что лошади в опасности или не могут справиться с поставленной задачей. Я хотел, чтобы она присутствовала при каждом трюке с участием лошадей, на репетициях, где мы готовили эти трюки медленно, шаг за шагом. Мы должны были услышать от неё, что это безопасно. Мы с Бобби и Барбарой работали в постоянном контакте». Прочитав сценарий, Ловгрен был впечатлён описанием жизни животных на войне и стойкостью Джои, однако понял, что ему и его лошадям предстоит помучиться. «Сначала даже страшно было об этом думать»,  - признаётся он. - «Столько батальных сцен, и столько людей, с которыми должны взаимодействовать лошади… Тут любому животному будет трудно, даже человеку. Мы работали очень, очень осторожно, и наши дрессировщики оказались на высоте. Ни одна лошадь не пострадала на съёмках. Если вы в фильме увидите, что они хромают - это мы их учили так ходить».

 

Четырнадцать разных лошадей играли Джои в разные возрастные периоды, от жеребёнка до взрослого скакуна, и все они изображали один портрет: коня наивного, благородного, верного и отважного - совсем как юноша, вырастивший его. Одним из коней-актёров был любимый конь Ловгрена по кличке Файндер (которого он выкупил после съёмок «Фаворита»). Ему выпали самые сложные сцены. По словам Ловгрена, у Файндера удивительный актёрский талант. «Были две труднейшие для лошади сцены. В одной Джои запутывается в колючей проволоке, которую мы соорудили из пластика, чтобы не поранить животных; в другой Джои спасает Топтхорна, вытягивая его за поводья. Было очень важно вытянуть из животных нужные эмоции, но с обычной лошадью сделать это трудно. С Файндером мне невероятно повезло: он как-то умеет наладить контакт со зрителем». 

 

Роль Топтхорна, соперника и друга Джои, играли четыре лошади, но самая сильная сцена выпала на долю жеребца по имени Джордж. Вспоминает Барбара Кэрр: «Джордж должен был лежать без движения, а Файндер, игравший Джои - подойти к нему. Обе лошади были хорошо подготовлены к этой сцене. Стивен попросил полной тишины на площадке. Все боялись пошелохнуться, чтобы не спугнуть лошадей. Это было так трогательно, что вся группа не могла сдержать слёз». Эли Бэннистер разрабатывала внешность Джои, а Чарли Роджерс, специалистка по лошадиному гриму, следила за тем, чтобы все «Джои» выглядели одинаково. «Каждую из лошадей мы готовили к выполнению определённой задачи, но на вид они были почти неотличимы», - говорит она. - «У каждой были «носочки» на ногах и белая звезда на лбу. У нас уходило по 45 минут на грим, - а ведь не все лошади одинаково терпеливы, так что самой терпеливой приходилось быть мне!».

 

Были и такие сцены, в которых лошади снимались с большой охотой, особенно это касается кавалерийских атак. «Лошадям понравилось бегать», - говорит Кэрр.  - «Особенно бегать большим табуном. Это было красиво, вот только их было очень трудно остановить». Актёры почувствовали на себе, как лошади восприимчивы к настроению седоков. «На съёмках я вдруг понял, что им передаются мои эмоции», - говорит Том Хиддлстон, играющий капитана Николса. - «Они чувствуют мой страх, моё раздражение, моё спокойствие. Если я психовал, и они психовали; если я успокаивался, успокаивались и они». Патрик Кеннеди, исполнитель роли Уэверли, добавляет: «Мы все очень привязались к лошадям. Знакомство с ними и умение ездить верхом - это, наверное, главное, что я приобрёл». 

 

Спилберг сам не ожидал того, что лошади могут быть такими хорошими актёрами. «Я мечтал о том, чтобы они играли свои роли не хуже Эмили Уотсон или Питера Муллана», - говорил режиссёр. - «Но до конца не верил, что так оно и будет. И совершенно напрасно. Лошади порой играли так, что я бы в жизни не поверил, что они на такое способны. Я сидел и благодарил судьбу за то, что мне достались такие чуткие и понимающие создания». В большинстве сцен снимались живые лошади, но для эпизода на «ничьей земле», где Джои запутывается в колючей проволоке (что, как правило, означало верную смерть), Спилберг заказал аниматронный макет. Нил Корбаулд, супервайзер спецэффектов, создал невероятно реалистичную копию Джои в натуральную величину. «Он был совершенно как живой и стоял на коленях. Мы вырыли яму глубиной в полтора метра, где сидели 4-5 операторов, управлявших его движениями», - объясняет Корбаулд. Тоби Кеббелл, играющий британского солдата, который помогает освободить Джои, вспоминает: «Макет был как настоящий. Он умел шумно выдыхать через нос и дёргать головой. Он был очень похож на Джои, хотя всё равно это совсем не то, что живая лошадь!». Но, чтобы передать всю глубину переживаний Джои на крупном плане, Спилберг обратился за помощью к Файндеру

 

Чуть ли не самой тщательной работы с лошадьми потребовал эпизод боевого крещения Джои, когда он принимает участие в одной из последних классических кавалерийских атак на позиции немцев. С рыцарских времён кавалерийские атаки были важнейшим элементом войны, но Первая мировая положила этому конец: колючая проволока и пулемёты выкашивали конницу безжалостно. В 1914 году кавалерия составляла примерно 10% британской армии, но к 1917 году её доля сократилась до 2%.

 

Чтобы съёмки кавалерийской атаки прошли без травм, Спилберг потратил необычайно много времени на репетиционные съёмки. «Было очень важно, чтобы все, особенно дрессировщики и наездники, заранее увидели, что от них ожидается. Я хотел, чтобы каскадёры, тренеры и люди из Ассоциации посмотрели заранее на эти кадры и сказали: «это опасно» или «да, это сработает». Спилберг нанял консультанта от кавалерии, доктора Дэвида Кениона, который всё время находился в шоке от того, что всё, чему он посвятил годы научной работы, оживало у него перед глазами. «Я так много читал об этом в книгах, а теперь увидел наяву», - вспоминает Кенион. -«Когда я впервые увидел всадников в полном обмундировании и экипировке, без единой ошибки, когда лошади пошли именно так, как надо… У меня мурашки по спине побежали». 

Количество лошадей, занятых в съёмках, было пугающим. «Для кавалерийской атаки нужно было не меньше ста лошадей», - вспоминает Кэтлин Кеннеди.  - «И надо было сделать не больше двух-трёх дублей, а то ведь лошади устают. Вот это была задачка!». Ради визуальной динамики Спилберг захотел, чтобы лошади на скаку проносились через палатки. «Мы использовали специальные механизмы внутри палаток, чтобы они рушились за спинами лошадей, не создавая им помех на пути», - рассказывает супервайзер спецэффектов Нил Корбаулд. - «Мы также использовали столы и стулья из пенопласта. Они легко и эффектно ломались, и под правильные звуковые эффекты было полное ощущение, что лошади врезаются в них с грохотом. На самом деле им было совсем не больно». 

 

Чтобы показать во всей красе новое оружие, с которым пришлось столкнуться кавалерии, главный оружейник фильма, Саймон Эзертон, раздобыл несколько старинных пулемётов «Максим», печально известных своей огневой мощью. «Мы нашли антикваров и коллекционеров, которые сдали нам в аренду самые настоящие пулемёты, хоть сейчас готовые к бою. Правда, стреляли мы, естественно, холостыми», - отмечает Эзертон. - «Зато вот клинки в фильме не настоящие: точные копии сабель Пэттена образца 1908 года для солдат и образца 1912 года для офицеров. Чтобы облегчить их вес, мы сделали их из бамбука и покрыли хромом». 

 

Пышность кавалерийской формы произвела неизгладимое впечатление на актёров. «Есть что-то героическое в мужчинах, которые идут в атаку верхом. В 1914 году это, должно быть, было роскошным зрелищем, при всей их помпезности и неустрашимости», - говорит Бенедикт Камбербатч. Для молодых актёров это был отрезвляющий опыт. Том Хиддлстон вспоминает: «Стивен дал мне удивительную подсказку в сцене кавалерийской атаки. Он сказал: «В кульминации сцены скорчи страшную боевую гримасу, но потом, пока длится крупный план твоего лица, сбрось 20 лет возраста. Когда ты увидишь пулемёты, превратись в 9-летнего мальчика. Я хочу, чтобы ты стал ребёнком». Наверное, это самая поразительная режиссёрская установка за всю мою жизнь. Он показывает, как одна секунда меняет всё». 

 

Визуаьный образ «БОЕВОГО КОНЯ»: персонажи-пейзажи

 

В «Боевом коне» есть персонажи-люди и персонажи-лошади, но есть и третий тип персонажей, не менее важный: пейзажи, от романтических просторов Девона до затуманенной и изуродованной войною «ничьей земли». Каждый раз, как Джои делает остановку на своём пути, Спилберг даёт зрителю новую порцию ощущений, - которые не всегда можно передать словами. Чтобы создать живописный, но максимально реалистичный мир, Спилберг обратился за помощью к своей старой команде: оператору Янушу Каминскому, художнику-постановщику Рику Картеру и художнику по костюмам Джоанне Джонстон. 

 

Камински, обладатель «Оскаров» за «Спасти рядового Райана» и «Список Шиндлера», сразу понял, что при таком разнообразии локации Спилбергу понадобится стилистическое разнообразие. «Это типичный фильм Спилберга», – говорит оператор. – «Тут есть мощные эмоции, мощный экшн, мощные персонажи, и всё это сливается в очень личную историю, которую он рассказывает со всем присущим ему умением. «Боевой конь» - это старомодное кино; таких фильмов, кроме Спилберга, никто больше не делает».

 

Вместо того, чтобы бороться с непредсказуемой английской погодой, Камински решил взять её в союзники. «Погода менялась постоянно, и мы подстраивались под неё. В итоге дожди, облака, внезапные прорывы солнца - всё это работало на фильм». По мнению Каминского, эти резкие погодные перепады прекрасно иллюстрируют этапы путешествия Джои. «На этом фильме мне удалось создать очень много самых разных визуальных образов. Где-то можно было, не стесняясь, делать снимать очень красиво, где-то - давать грязный реализм. В финале, когда мальчик и конь возвращаются домой, получились почти «Унесённые ветром». Багровое небо, сказочные цвета - всё это усиливает ощущение момента». 

Художник-постановщик Картер, недавно получивший «Оскар» за «Аватар», следил за тем, чтобы интонация фильма менялась от объекта к объекту. «Места, через которые проходит Джои, отражают движение сюжета», - говорит он. - «Девон – суровая, каменистая земля, но при этом мирная, идиллическая. Когда мы попадаем в Европу, мы сразу видим, как она пострадала от войны. И, наконец, «ничья земля» - это почти лунный пейзаж: пустота и безжизненность». 

 

Суровая красота пейзажей и люди, закалённые трудной жизнью - всё это Спилбергу удалось перенести из книги в фильм, к большой радости писателя Майкла Морпурго. «Стивен хорошо понимает деревенскую жизнь», - говорит он. -  «В этих сценах он показывает, что такая жизнь требует от людей больших усилий, и физических, и душевных. Мы видим, что выносят эти люди. Поэтому, хотя фильм рассказывает о любви, верности и смелости, слишком сентиментальным его не назовёшь».

Как бы трудна ни казалась жизнь в Девоне, все её трудности меркнут перед тем, что Джои предстоит испытать на войне, и начинаются испытания с кавалерийской атаки. Для художника-постановщика это была одна из самых сложных сцен. «Стивен представлял себе эту сцену так: колышутся камыши, всё тихо и спокойно, и вдруг из этой идиллической картины вырываются люди на лошадях и скачут через поле в тёмный лес», - вспоминает Картер. - «Такие образы надолго остаются в памяти; во-первых, потому что это и страшно, и красиво, а во-вторых, потому что дают простор для воображения».

Настоящие немецкие орудия весили до 8 тонн. Для съёмок были изготовлены облегчённые копии, но всё равно каждая из них весила около 2 тонн. Чтобы не травмировать лошадей, им помогали тащить груз механическими домкратами. 

 

Одним из важным объектом стал Уизли, заброшенный военный полигон времён Второй мировой, где Картеру хватило места, чтобы воссоздать окопы позиций при Сомме - там прогремело одно из самых кровопролитных сражений в истории. Картер и его команда пропахали немалый участок, чтобы превратить его в призрачную «ничью землю», и соорудили брустверы на британских и немецких окопах. И снова Спилберг искал точные детали, подчёркивающие окружающий хаос. «Это не просто грязная канава»,  -  объясняет Картер. - «Всё было построено с умом, чтобы Стивен и операторы могли свободно передвигаться в поисках ракурса». Спилберг был впечатлён преображением полигона: «Рик проделал удивительную работу. Он превратил пустой и скучный аэродром в настоящую Сомму образца 1917 года». 

 

Консультант Эндрю Робертшоу, специалист по окопной войне, также был под сильным впечатлением. «В первый день на площадке я не мог поверить своим глазам», - говорит он. - «Вокруг меня была Первая мировая война. Я ходил по ней. Чувствовал её запах. Было чувство полнейшего погружения. Я думаю, что актёры действительно прочувствовали, что пережили их деды или прадеды». Кэтлин Кеннеди добавляет: «У Рика есть удивительная способность превращать кусок земли в то, что мы видели только на фотографиях. Всё это можно было сделать спецэффектами на монтаже, но тогда бы актёрам не передалось такое ощущение реальности происходящего. Это и есть старый добрый кинематограф. Мы и не собирались пичкать фильм спецэффектами - мы хотели рассказать историю не только через людей, но и через пейзажи». 

 

Окопы оказались опасны даже в мирное время. Спилберг сам пережил в них несколько неприятных минут: «Постоянно шёл дождь, мы то и дело оступались, поскальзывались и снимали в грязи. Как-то раз, после долгого ливня, вода в окопах была по колено. Я шёл в болотных сапогах и вдруг провалился в яму глубиной метра в три. Я ушёл под воду с головой. Меня вытаскивали коллеги». 

 

«Боевой конь» состоит из множества небольших историй, но есть то, что, по мнению режиссера монтажа Кана, спаивает их в одну. Кто-то назовёт это надеждой; Кан зовёт это любовью. «Я думаю, что это фильм о людях и о животных, которые не хотят разлучаться с теми, кого любят», - подводит он итог. - «Это чувство передаётся зрителю. Джои окружает такая любовь и забота, что её трудно не почувствовать. Удивительно, что лошадь вызывает столько эмоций». 

 

Художник по костюмам Джоанна Джонстон, ещё один человек из старой команды Спилберга, не новичок в жанре военного фильма: она работала на «Спасти рядового Райана». Как и в тот раз, она потратила много времени на сбор информации и поиск деталей, которые подчёркивали бы характеры персонажей. Первая мировая война коснулась её семьи: «Брат моей бабушки воевал, и у меня сохранилась фотография с его проводов на фронт: он сидит на коне, конь смотрит вперёд, а он оглядывается. Я первым делом отправила Стивену эту фотографию, и для меня она стала отправной точкой в работе над костюмами».

 

85% костюмов Джонстон и её помощники сшили вручную, сверяясь с историческими свидетельствами. «Джоанна нарыла огромное количество информации о военной форме разных стран», - говорит Спилберг. - «Она выяснила, что в 1914-м у немцев были шлемы с острыми шипами наверху, но к середине войны они изменились и приобрели более привычный для нас вид. Она много времени провела в военных музеях, следя за тем, чтобы даже нитки в костюмах были такими, как тогда».Чтобы подчеркнуть суровый нрав Нарракоттов, Джонстон обратилась к крестьянской одежде тех времён. «Тут нужны были грубая ткань и простые фасоны. Альберт - это молодость и наивность, Тед более старомоден, 15 лет носит один и тот же пиджак. Роузи одевается очень практично, но старается хорошо выглядеть и подавать пример своим домашним». 

 

Собирая информацию о военной форме, Джонстон наткнулась на отсутствие стандартного образца. Офицерская форма не шилась по одному лекалу. Каждый офицер шил её у своего портного, согласно своим предпочтениям, и для Джонстон это означало бóльшую свободу действий. В итоге мундиры Николса, Стюарта и Уэверли отличаются между собой по ткани и многим деталям, подчёркивающим их характер. «Для нас это было очень интересно, потому что давно уже не было таких масштабных фильмов о Первой мировой войне», - говорит Джонстон.

 

Композитор Джон Уильямс, обладатель пяти «Оскаров», дольше всех работает со Спилбергом. Его яркая, эмоциональная музыка легко узнаётся любителями кино. В этом году Уильямс написал музыку не только для «Боевого коня», но и для другого фильма Спилберга, «Приключения Тинтина»

 

Уильямс называет Спилберга «музыкальным режиссёром». Они всегда идеально подходили друг другу. Но для «Боевого коня» Уильямсу пришлось шагнуть на неизведанную территорию. Он признаётся, что раньше редко сталкивался с лошадьми. Чтобы подстегнуть воображение, Уильямс начал с того, что поехал на коневодческую ферму в Калифорнии. «Я завёл привычку каждое утро наблюдать за лошадьми и постепенно стал замечать, как они общаются между собой, как проявляют интерес ко мне. Тогда я понял, что лошади - это особенные животные. Они долгое время были нам верными друзьями и сделали для нас очень многое», - говорит композитор.

 

Путешествуя по полям войны, Джои попадает в разные места и разные страны, что тоже понравилось Уильямсу. «Очень хорошо для композитора, что действие происходит в трёх разных странах. Начинается фильм с семейной обстановки, с дружбы Джои и Альберта. Затем война всё переворачивает с ног на голову, и музыку в том числе. Мягкие, даже чуть сентиментальные темы сменяются грохотом войны. Путешествие героев отражается и в музыке. Кроме того, я хотел отразить атмосферу того времени: лиричную, поэтическую и трагичную». «Музыка рассказывает о разных странах, о времени, об отношениях между мальчиком и конём. Джон [Уильямс] очень облегчает мою работу, потому что его музыка - это одна из нитей, которая сшивает фильм в единое целое» (Стивен Спилберг, режиссёр)

 

Как и Спилберга, Уильямса очень вдохновляли пейзажи. «Красота и величие Девона говорили со мной», - признаётся он. - «Я старался передать в главной теме всю мощь этого ландшафта. Фильм открывает соло на флейте, затем подключается струнный оркестр, и Стивен со мной согласился, что такое простое, лаконичное вступление больше расскажет о красоте природы, чем любое другое». Даже в грохочущих военных сценах музыка напоминает зрителям о тех благородных чувствах, которые связывают Альберта и Джои. Это ощущение передалось даже 90 профессиональным музыкантам во время записи. «Качество музыки очень зависит от исполнения», - говорит Уильямс. - «Это лирический фильм, и в музыке тоже важна лиричность. Так что запись была больше похожа на концерт. Я хотел, чтобы музыканты потеряли пол под ногами и воспарили, вместе со Стивеном». 

 

Звуковую палитру «Боевого коня» приукрасил звукорежиссёр Гэри Ридстром: каждый стук копыта, каждый выстрел и каждое ржание он вписал в партитуру фильма. По словам Спилберга, «Гэри старался подобрать именно те звуки, которые мы бы слышали в этих ситуациях. Он обошёл все пустоши с микрофоном, записал целую библиотеку звуков для Джои, Топтхорна и других лошадей. Он сумел звуками подчеркнуть их характеры».

 

Наследие лошадей ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

Многие годы лошади были верными спутниками человека на войне: люди умело использовали их природные инстинкты ради своих целей. Кавалерия впервые появилась в Ассирии около 1000 года до н.э., у великого полководца Ганнибала была фаланга боевых слонов, в Римской империи тренировали даже «боевых свиней», известных своей свирепостью. Но в Первой мировой войне участвовали миллионы животных. Они жили и умирали рядом с молодыми солдатами, многие из которых оставили своих любимых животных дома. 

 

Собаки и птицы передавали донесения, верблюды и мулы переносили грузы, и даже кошки трудились на благо победы, воюя с крысами в окопах. И всё-таки самые тяжёлые потери понесли лошади: с обеих сторон их полегло от 4 до 8 миллионов. На войне служили лошади самых разных видов, от тяжеловозов до породистых скакунов, вроде Джои. Кавалерия предпочитала последних, но со временем стали призывать всех без разбора. Условия для лошадей были крайне тяжёлыми. Они, как и люди, страдали и гибли от пулемётов, отравляющих газов, морозов, эпидемий, голода и переутомления. В какой-то период войны из Британии прибывало до 1000 лошадей в день на замену погибшим. (Американские лошади тоже служили на войне: примерно 182 000 были переправлены за море, 60 000 из них погибли).

 

«Я уверен, что каждый солдат, у которого была на войне лошадь или мул, полюбил их и оценил их тяжёлый труд на поле боя». (Капитан Сидни Гэлтри, «Лошадь и война», 1918). Но для солдат лошади стали примером стойкости и мужества. Те, кто каждый день имел дело с лошадьми, восхищались их способностью совершать самые невообразимые подвиги, не жалуясь. Лошади больше не будут участвовать в войнах в таких количествах. Во Второй мировой их использовали, в основном, как транспорт; роль кавалерии постепенно сошла на нет. В 1943 году Британия, наконец, признала их заслуги и учредила медаль Дикина, которой награждают животных, проявивших «выдающуюся отвагу или преданность долгу на поле боя».

 

Сегодня очень немногие страны используют лошадей в бою (разве что Судан), зато во многих городах мира сохранилась конная полиция. Хотя имена лошадей, героически сражавшихся в Первой мировой, не дошли до нашей памяти, люди постепенно стали больше узнавать об их подвигах и воздавать им должное. В 2004 году в лондонском Гайд-парке был открыт мемориал, посвящённый животным на войне: бронзовый скакун горделиво смотрит вдаль. 

 

Стивен Спилберг уверен, что корни интереса к «Боевому коню» лежат в тех тёплых отношениях, которые на протяжении многих веков связывали людей и лошадей. «Лошади веками были для людей главным средством передвижения. Великие армии вершили на лошадях великие достижения. Лошади возили на своих спинах, в каретах и повозках. Но, с появлением машин, лошади оказались сосланы в спорт и на поля, и общество уже не так сильно нуждается в них, как раньше. И всё-таки, даже сегодня нас с ними что-то связывает. Я думаю, уважение и восхищение перед лошадьми у нас в крови». 

 

ФАКТЫ о ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

 

Первая мировая война началась в июле 1914-го, когда развалился хрупкий баланс сил между европейскими державами, и продолжалась до ноября 1918-го.

 

Страны Антанты (Британия, Франция, Россия, Бельгия, Сербия, Италия, Япония, Греция) сражались с Центральными державами (Германия, Австро-Венгрия, Оттоманская империя). США вступили в войну в 1917 году на стороне Антанты.

 

Это была первая война в мировой истории, развернувшаяся на трёх континентах. В этой войне были впервые применены зенитная артиллерия, химическое оружие и танки.

 

За 4 года войны по всему миру погибли 9,7 миллионов солдат и 6,7 миллионов гражданских лиц. В окопах Западного фронта погибло больше 200 000 человек.

 

Помимо людей, в войне участвовало огромное количество животных: миллионы лошадей и сотни тысяч собак. Это была последняя война, в которой применялись масштабные кавалерийские атаки; против окопов и пулемётов кавалерия была далеко не так эффективна, и лошади чаще использовались как тягловая сила. 

 

Первую мировую войну часто называли «последней войной на земле» (“the war to end all wars”): казалось невозможным, чтобы такое катастрофичное событие когда-либо повторилось.

 

В августе 1914-го, когда Британская империя объявила Германии войну, большинство англичан были уверены в том, что война продлится несколько недель (в крайнем случае - месяцев), и все вернутся домой к Рождеству. На войну призывались мужчины от 17 до 40 лет, хотя многие завышали или занижали свой возраст, чтобы попасть на фронт.

Западный фронт представлял собой линии окопов, тянувшиеся от побережья Бельгии до швейцарской границы, через большую часть Франции, на территории которой прогремели печально знаменитые сражения при Ипре, Вердене и Сомме. В 1918 году был подписан мир, и войска начали покидать Западный фронт. Уцелевшие солдаты и лошади, подобно Альберту и Джои, возвращались домой, с надеждой на то, что мир продлится вечно...

 

После просмотра фильма «Боевой конь»...- желание одно: пойти и посмотреть его во второй раз! Рекомендую: с 26 января 2012 года в российском прокате - «Боевой конь» - новый режиссерский проект Стивена Спилберга.

 

 

 

 

Благодарим за предоставленные материалы СПб WDSSPR - http://www.wdsspr.ru