РОБОКОП: какова цена остаться Человеком?

13 февраля 2014 года в российский прокат выходит фантастический боевик РОБОКОП.

Metro-Goldwyn-Mayer Pictures и Columbia Pictures представляют фильм производства студии Strike Entertainment РОБОКОП, - ремейк оригинального блокбастера 1980 года.

Человек и машина вновь оказываются в одном "теле" в фантастическом боевике РОБОКОП режиссера Жозе Падилья.

2028 год. Любящий муж, заботливый отец и честный полицейский Алекс Мерфи (Юэль Киннаман) по мере сил пытается искоренить преступность и коррупцию в Детройте. Во время одного из заданий он получает серьезное ранение. Для компании OmniCorp, мирового лидера в области робототехники, появляется шикарная возможность получить миллиардные инвестиции. Специалисты компании собирают полицейского будущего - наполовину человека, наполовину робота. OmniCorp предлагает внедрить РобоКопов в каждом городе и не остановится ни перед чем, чтобы добиться успеха. Бездушная корпорация не учитывает один немаловажный факт: внутри машины по-прежнему живет человек.

 

В главных ролях: Юэль Киннаман, Гари Олдман, Майкл Китон, Эбби Корниш, Джеки Эрл Хейли, Майкл К. Уильямс, Дженнифер Или, Джей Барушель, Марианн Жан-Батист и Сэмюэл Л. Джексон. Режиссер: Жозе Падилья. Сценаристы: Джошуа Зитумер, Эдвард Ноймайер и Майкл Майнер. Продюсеры: Марк Абрахам и Эрик Ньюман. Исполнительные продюсеры: Билл Карраро и Роджер Бернбаум. Оператор: Лула Карвальо. Художник-постановщик: Мартин Уист. Монтажеры: Дэниэл Резенде и Питер МакНалти. Дизайнер костюмов: Эйприл Ферри. Супервайзер по спецэффектам: Джеймс Е. Прайс. Композитор: Педро Бромфман.

 

Человек и/или Робот

 

Офицер Алекс Мерфи становится ключевым предметом интереса корпорации OmniCorp, мирового лидера в области охранной робототехники. Детройт захлестнула волна преступности, и OmniCorp предлагает выпустить на улицы идеального копа - робота, который может отчистить город от скверны, не подвергая риску жизни других полицейских. Беда в том, что робот, держащий палец на спусковом крючке огнестрельного оружия, заставляет многих понервничать. OmniCorp находит компромисс: пусть это будет не робот, а киборг… 

 

Получив смертельное ранение во время выполнения задания, Мерфи приходит в себя на больничной койке. Впрочем, от него прежнего в нем осталась лишь малая толика. По большей части он теперь - машина. И он по-прежнему сотрудник полиции...

 

Делаем паузу: когда я смотрела эпизод, где очнувшийся офицер, не понимая, что с ним происходит, просит доктора показать, что на нем "находится" и в зеркале видит, как "слой за слоем" - уходит вниз одна часть "тела" за другой, обнажая страшную реальность, где от человека остался лишь один только …мозг (да, и то - небольшая часть мозга), - у меня невольно перехватило дыхание и я вспомнила из Прошлого: да, тот самый известный фантастический приключенческий роман "Голова профессора Доуэля" русского советского писателя-фантаста Александра БеляеваТолько теперь эта "голова" уже не просто говорит и мыслит, но и двигается, как человек… - перед нами киберг. Что/кто в итоге победит: человек сам себя - превратит "остатки" человека в робота или киберг сохранит себя человеком? Перед нами, зрителями пройдет драматическая история борьбы мозга одного человека и компьютерной программы, которую в свою очередь создал другой мозг   другого человека. Фильм демонстрирует политического обозревателя, который в режиме онлайн активно…рекламирует интересы корпорации (правда, нам сегодня это очень знакомо?!), где главной целью стал лозунг: "На нем мы неплохо заработаем"…Но, это - только один сюжет фильма. Впереди - самое захватывающее..

 

Итак, главный герой - полицейский Мерфи, которого гений медицины превратил в киборга, открывает компании OmniCorp практически безграничные возможности. «Он представляется продуктом, который корпорация хочет выпустить на рынок, - объясняет режиссер фильма Падилья. - Он, - всего лишь прототип. РобоКоп был разработан, как какой-нибудь новый напиток в исследовательской лаборатории компании, занимающейся производством газировки. Сотрудники OmniCorp пытаются найти идеальный дизайн робота, чтобы продать его полицейскому управлению. Для компании это может означать миллиардную прибыль, поэтому об этике воротилы бизнеса особо не задумываются. Они забывают об одной детали - внутри машины по-прежнему живет человек. Это не просто бездушный агрегат, это вполне одушевленная личность. Разрабатывая РобоКопа, спецы из OmniCorp наивно полагали, что смогут контролировать свое детище. Что ж, они выбрали не того полицейского. Мерфи оказался слишком хорош для этой роли, и он намерен воспользоваться своим вторым шансом для того, чтобы вершить правосудие».

 

«Идея OmniCorp заключается в том, что внутри робота обязательно должен жить человек, - говорит Юэль Киннаман, звезда телевизионного сериала «Убийство», сыгравший роль Мерфи. - Человек, способный принимать решения, чтобы компании было в кого ткнуть пальцем, если что-то пойдет не по намеченному плану. РобоКопу оставили базовые эмоции для повседневной жизни. Когда же он сталкивается с угрозой или становится свидетелем совершающегося преступления, контроль берет на себя компьютер. Когда в OmniCorp понимают, что эмоции делают систему РобоКопа уязвимой, их отключают вовсе. Но когда Алекс встречается со своей семьей, эмоции находят обходной путь к его сознанию и возвращают контроль. Он вновь получает возможность принимать решения самостоятельно».

 

Киннаман утверждает, что роль Алекса Мерфи заинтересовала его после встречи с режиссером: «Жозе описал свое видение проекта - философские и политические аспекты, которые могли бы вызвать жаркие споры. Он хотел снять динамичный развлекательный боевик, в котором бы рассматривались философские дилеммы, с коими мы непременно столкнемся в ближайшем обозримом будущем. Разумеется, я захотел поучаствовать в таком проекте».

 

«В 80-е идея киборга могла относиться только к какому-то отдаленному будущему, - говорит Падилья.  - Но сейчас это происходит на самом деле. Протезы, дроны, самодвижущиеся автомобили - идея стала частью нашей повседневной жизни. Мы же в своем фильме затрагиваем многие этические и правовые вопросы, которые неизбежно появляются по мере развития технологий. Алекс Мерфи терзается вопросом  - что происходит с человеком, когда он оказывается внутри машины?»

 

Падилья утверждает, что начал работать над проектом по чистой случайности: «У меня была встреча с представителями MGM - мы обсуждали, какой фильм я мог бы снять. Там на стене висел постер оригинального РОБОКОПА, и я между делом сказал, что хотел бы снять этот фильм. Это - замечательная картина, нестареющая классика жанра. Я начал развивать эту идею, и мне сказали: «Давай сделаем это». Это было счастливое стечение событий - студия с внушительной производственной базой, фанатичный парень вроде меня и постер».

 

Продюсер Ньютон: «Вопросы, поднимаемые в фильме РОБОКОП, настолько же актуальны, насколько были в 80-х. Жозе хотел снять фильм, который бы работал в двух направлениях. С одной стороны, это должен был быть зрелищный экшн с различными захватывающими сценами, которых кинозрители еще никогда не видели. С другой стороны, он должен был давать почву для размышлений об устройстве современного мира».

 

Режиссер Жозе Падилья: «Вопросы, поднимаемые в картине, сегодня актуальны, как никогда. Как скоро военные действия будут полностью автоматизированы? Когда роботы заменят солдат и полицейских. Сейчас ведутся жаркие дебаты по поводу дронов, которые не полностью автономны - ими по-прежнему управляют операторы, наблюдают и принимают решение, когда имеет смысл применить силу. Но что будет, если за принятие таких решений будет отвечать компьютерный чип или программа? Все, что описано в нашем фильме, в самое ближайшее время будет реализовано учеными. И я предвосхищаю не менее жаркие дискуссии по поводу каждого из новшеств. Мне было очень интересно поработать над этим проектом спустя многие годы после выхода оригинального фильма. Имея куда более широкие познания в области современной технологии, чем были у моих коллег в 80-е, я попробовал спроецировать ситуацию на современность, однако сохранить философские базисные вопросы, которыми терзается главный герой».

 

Тема кибернетических организмов ставила перед авторами фильма вопросы не только этические и моральные, но и практические. «Предположим, вы купили самодвижущийся автомобиль, в котором внезапно отказало управление, и вы куда-нибудь врезались, - объясняет Падилья. - Чья это вина? На кого подавать в суд? На вас или на компанию, которая выпустила эту машину? По аналогии, допустим, что полицейский допускает ошибку и убивает не того, кого нужно. Сегодня ответственность за это преступление целиком и полностью лежит на плечах самого полицейского, а не УВД. А что было бы, если бы полицейский был роботом? Все эти вопросы, которые возникают при появлении новых технологий, мы ставили перед зрителем в фильме РОБОКОП».

 

Алекса Мерфи политические вопросы не интересуют, для него это - личное: «Зрители должны поверить в то, что машина помнит, каково это - быть человеком, - говорит Падилья. - Только в этом случае Алекс Мерфи может сохранить здравый рассудок. У него сохранились все человеческие эмоции. У него остались какие-то воспоминания. У него по-прежнему прослеживаются некоторые когнитивные способности. Однако он не может взять сына на руки и не может заняться любовью со своей женой. Быть РобоКопом - настоящий кошмар. Главный вопрос, которым задается главный герой - как я буду дальше жить в таком виде? Стал ли Алекс машиной или остался человеком?»

 

Немного - о персонажах фильма

 

В фильме мы увидим: актера Гари Олдмана (в роли доктора Деннетта Нортона, главы фонда Omni, создателя РобоКопа), Майкла Китона (в роли Реймонда Селларса, генерального директора OmniCorp), Эбби Корниш (в роли Клары Мерфи, супруги Алекса), Джеки Эрл Хейли (в роли Мэттокса, который тренировал Мерфи после его возрождения), Майкла К. Уильямс (в роли офицера Джека Льюиса, напарника Мерфи), Дженнифер Или (в роли Лиз Клайн, юрисконсульта компании OmniCorp), Джей Барушеля (в роли Тома Поупа, руководителя отдела маркетинга компании OmniCorp), Марианн Жан-Батист (в роли Кэрен Дин, начальницы полицейского управления Детройта) и Сэмюэля Л. Джексона (в роли Пэта Новака, телевизионного обозревателя).

 

Особый интерес у Киннамана вызвало изучение процесса возвращения Мерфи к человечности после того, как его безжалостно лишили всех эмоций: «Во второй половине фильма Алекс, по идее, должен быть абсолютно бесстрастен - доктор Нортон снизил уровень дофамина до нуля. У него есть доступ ко всем камерам скрытого видеонаблюдения, установленным на улицах города еще за 20 лет до описываемых событий. Алекс начинает просматривать записи в поисках изображений сына, жены, его самого, чтобы вспомнить, кто же он есть на самом деле. В этот момент эмоциональность начинает возвращаться к нему. Алекс вспоминает о том, как покушались на его жизнь, и начинает расследование собственной смерти. Все это в сочетании возвращает его к жизни - он пробуждает человека, которого заточили в недра машины. Именно благодаря семье он вновь становится тем, как был до перерождения - личностью».

 

Киннаман: «Моя броня весила около 20 килограмм. В ней постоянно ощущался жуткий дискомфорт, не было никакой терморегуляции - было то слишком холодно, то слишком жарко. Но именно это и помогало. Насколько бы неловко я себя ни чувствовал, я понимал, что по сравнению с муками Алекса мои были мизерны. Я чувствовал себя незащищенным и голым, в буквальном и переносном смысле - одежда под броней уже не помещалась. Но Алекс должен был переживать те же эмоции, только в сто раз хуже. Такое подспорье в работе было бесценно».

 

Несмотря на физический дискомфорт, Киннаман пытался передать движениями своего героя, что РобоКоп является самым знаменательным достижением в области робототехники. Дни громыхающих и неуклюжих роботов остались в прошлом. «Робототехники добились впечатляющих результатов в копировании движений человекоподобных роботов, - утверждает актер.  - Например, в Японии изобретены роботы-няньки, которые умеют делать расслабляющий массаж людям преклонного возраста, содержащихся в домах для престарелых. Создавая РобоКопа, мы решили, что он должен двигаться, как человек: его механическое тело должно было работать точно так же, как и человеческое. Ходит он очень плавно, практически идеально». Однако кинематографисты не смогли удержаться от искушения напомнить зрителям о классическом фильме. «Нам также хотелось оставить в движениях РобоКопа что-то, что напомнило бы зрителям о движениях Питера Уэллера. Например, во время ходьбы я сначала поворачивал голову, а потом доворачивал плечи».

 

Перед тем, как взяться за роль, Киннаман провел тщательное исследование своего персонажа: «Алекс Мерфи - опытный полицейский специального назначения, он много чего знает и умеет. Чтобы выглядеть правдоподобно в этой роли, мне тоже пришлось кое-чему подучиться. В частности, мне пришлось отточить навыки работы с огнестрельным оружием, с которым я уже раньше имел дело. Для некоторых из моих прошлых ролей я обращался за помощью к ребятам из ОПОНа Швеции. В этот раз мне вновь пришлось просить их о помощи - я тренировался на протяжении двух недель. Кроме того, много чего мне рассказал один коп из Лос-Анджелеса, за спиной которого 25 лет в лос-анджелесской подземке и 10 лет в ОПОНе».

 

Во многом фильм строится на взаимоотношениях между Алексом Мерфи и доктором Нортоном, ученым, который создал РобоКопа. «Отношения Алекса и доктора Нортона очень непростые, в каком-то смысле герои напоминают доктора Франкенштейна и его монстра, - говорит Киннаман. - Сначала - доверие, потом доверие утрачивается, а затем - обретается вновь. Отношения настолько напряженные, как у отцов и детей».

 

«Отношения наших героев можно было бы сравнить с отношениями отца и сына, - вторит коллеге номинант на премию «Оскар»® Гари Олдман, сыгравший роль Нортона: Алекс - результат эксперимента, к которому Нортон прикипел душой и сердцем. Одержимый своим делом Нортон просто не может на этот результат смотреть свысока. В жизни каждого родителя рано или поздно наступает момент, когда дети его разочаровывают. Именно это чувство вызывает у Нортона обновленный Алекс».

 

«Нортон - биоинженер, ученый, нейрохирург, сидящий на стероидах, - говорит о своем герое Олдман. - Он очень умен, может быть, даже слишком умен на свое счастье. Он - пионер в области разработки технологий для калек и ветеранов. Он дает им второй шанс вернуться к нормальной жизни». Ключевым поворотом в карьере доктора становится появление Алекса Мерфи. «Нортона постоянно подгоняют, чтобы РобоКоп как можно скорее вышел на улицы города, даже несмотря на то, что киборг пока не прошел все тесты, - рассказывает Олдман. - Нортону приходится поступать наперекор всем докторским заповедям и обетам. Именно в этот момент начинают проявляться этические и моральные проблемы, обсуждаемые в фильме».

 

Майкл Китон играет Реймонда Селларса, директора компании OmniCorp. По словам режиссера, он хотел показать полноценного персонажа со своими мотивами. Того, кто был бы почти прав, хотя по фильму, разумеется, является негодяем. «Использование роботов в военных действиях или в полицейской работе вполне оправдано, - считает Падилья. - Роботам не ведома коррупция, они не устают, не терзаются муками предубежденности, не различают людей по расовой принадлежности. Селларс все это понимает и решает воспользоваться этими преимуществами. Он не похож на среднестатистического мерзавца - его мысли и поступки негативны, но вполне обоснованны».

 

«Реймонд Селларс хочет внести свою лепту в изменение мира, - говорит Китон, - поэтому он становится главным локомотивом проекта. Он не задумывается о том, будет ли использование новейших технологий правильным или неправильным, этичным или аморальным. Он умный парень с невероятными амбициями, мыслитель, новатор, но при этом он еще и практик. Он манипулирует Нортоном, но не потому, что зол или лжив. Он поставил определенную цель, к которой стремится. Он ставит перед Нортоном вполне конкретные задачи и требует, чтобы Нортон их решил. Селларс свято убежден в своей правоте».

 

Китон серьезно готовился к роли, изучая мир высоких технологий вдоль и поперек. «Чтобы выглядеть правдоподобно в своей роли, мне нужно было вжиться в мир, в котором существовал Селлерс, - объясняет актер. - Я много общался с робототехниками из Массачусетского университета. Кроме того, у меня есть друг, который написал книгу о роботах; мы дружим уже лет двадцать. Невероятно, насколько многофункциональными могут быть роботы. Еще более невероятен тот мир, в котором мы все вскоре будем жить. Одним из моих собеседников был скалолаз, который много лет назад попал в лавину и отморозил ноги. Конечности пришлось ампутировать. Что ж, он по сей день лазает по горам. И именно он изобрел технологию, позволившую ему не отказываться от опасного хобби. Мозг посылает сигнал искусственному нерву, и протез повинуется так, словно это - настоящая нога. Я поговорил с ветераном, у которого был такой протез - по его словам, он воспринимает его, как часть себя. Жозе сам очень любил покопаться, разбираясь в высоких технологиях - области, в которой больше вопросов, чем ответов».

 

И, последний персонаж, о котором я хочу Вам рассказать - это политический обозреватель Пэт Новак, которого сыграл номинант на премию «Оскар»® Сэмюэл Л. Джексон. «Сэм Джексон говорит, что его персонаж похож на Раша Шарптона, - смеется актер Киннаман. - Он очень самоуверен, с благосклонностью относится к робототехнике и хвалит OmniCorp». «Сэмюэл Л. Джексон - величайший актер нашего времени, - считает Падилья. - Он невероятно талантлив и харизматичен. Но больше всего меня поразило то, насколько хорошо он подготовился к роли. Мы давали ему очень длинные монологи. Он запоминал их моментально. Мы снимали сцены с первого дубля, без единой оговорки».

 

Съемки: роботы, оружие, транспорт и декорации.

 

Футуристическим дизайном фильма РОБОКОП занимался художник-постановщик Мартин Уист. Основной задачей художника-постановщика является работа над декорациями. Однако сфера деятельности Уиста распространялась и на многое другое, включая костюмы РобоКопа, мотоциклы и машины, арсенал и созданных на компьютере роботов, ED-209 и EM-208. «Я впервые разрабатывал элементы, которые впоследствии были созданы в виртуальной среде,  - говорит он. - На этом новом для меня поприще были определенные сложности, но в целом работа мне понравилась: все, начиная с машин и байков и заканчивая вооружением. Не говоря уже о том, что в фильме будет множество созданных мною декораций».

 

Уист добавляет, что смог справиться с таким большим объемом работ только благодаря своей профессиональной команде. «Конечно, один в поле не воин, - говорит художник. - Вместе со мной работали замечательные дизайнеры, профессионалы в своей области: одна группа занималась оружием, два парня работали с роботами. Я полностью полагался на их талант и мастерство. Я, скорее, был отладчиком, чем создателем. Эксперты работали в своих областях, и мы позволили им творить практически без каких бы то ни было ограничений. Я со своей стороны лишь направлял и исправлял».

Различные вариации костюма РобоКопа, а также дизайн роботов ED-209 и EM-208 разрабатывал художник-постановщик Мартин Уист. По его словам, насколько бы фантастическими ни были различные наработки, все они подкреплялись реально существующими технологиями. «Всякий раз когда мы придумывали для РобоКопа новую способность, выяснялось, что разработки в этой области уже ведутся, а иногда эта технология уже была изобретена, - рассказывает Уист. - Например, уже сегодня существуют подопытные, в мозг которых имплантированы сенсоры. Они могут управлять механической рукой при помощи мысли. Наш робот вооружен мощным Шокером. Мы выяснили, что он уже изобретен и с успехом используется. Все в нашем фильме основано на реальности».

Для РобоКопа было создано два независимых и кардинально отличающихся друг от друга костюма. «Первый костюм был создан специально, чтобы напомнить об оригинальном фильме, - объясняет Уист. - Мне хотелось оставить ту же цветовую гамму, окрасив доспехи в серебро. Но, как и в первом фильме, мы немного украсили костюм, добавив другие оттенки, в частности малиновый и темно-синий. Костюм получился простеньким, массивным и неповоротливым. Однако его нужно было показать, чтобы зрители увидели, насколько выгодно по сравнению с оригинальным костюмом выглядят новые доспехи РобоКопа».

Робота ED-209 в оригинальном фильме кинематографисты «оживляли» методом покадровой анимации. Для ремейка было решено воспользоваться визуальными эффектами. «Первое знакомство с ED-209 в первом фильме было достаточно запоминающимся для всех нас, - говорит супервайзер по спецэффектам Джеймс Е. Прайс. - Учитывая тип съемок, операторы были во многом ограничены, в частности в ракурсах съемок и композициях кадра. Теперь же, используя новейшие технологии, мы смогли добиться куда большей подвижности. Мы смогли имплантировать сложнейших роботов прямо в сцену с живыми героями. Это было очень уместно, учитывая стиль съемок, которого придерживается Жозе - у него камера очень подвижная, словно живая. Нам не пришлось фиксировать камеру, мы могли вставлять эффекты именно там и тогда, когда это было нужно режиссеру».

О доспехах РобоКопа Уист говорит, что дизайнерам пришлось изрядно потрудиться над вторым, черным костюмом: «Вторая броня была выполнена в черном цвете. Она была более элегантной, агрессивной и технически продуманной». Разрабатывать костюм РобоКопа Уисту помогали специалисты компании Legacy Effects, одной из ведущих голливудских студий по созданию визуальных эффектов. Дизайнеры компании разрабатывали костюм Железного Человека и многие другие впечатляющие геройские гардеробы.

Арсенал РобоКопа состоял из двух стволов: мощный Шокер в кобуре, которая скрыта в бедре (еще один флэшбэк к оригинальному фильму), и пистолет, спрятанный в предплечье. По словам Уиста, особое внимание он уделял правдоподобности, несмотря на то, что работал с фантастическим оборудованием: «Когда мы начали работать над Шокером, я хотел, чтобы все детали были тщательно продуманы - откуда он появляется, как крепится, как умещается и как превращается в грозное оружие в руке героя. Мы хотели, чтобы все было логично и объяснимо. Он должен был быть вполне конкретного размера - с одной стороны, чтобы грозно выглядеть, а с другой - чтобы умещаться в бедренную кобуру. Затем мы продумали то, как кобура будет отделяться от бедра, чтобы РобоКоп мог взять оружие в руку».

 

Работая над Шокером, Уист хотел избежать каких бы то ни было проводов. «Шокер стреляет маленькими плоскими дисками, - объясняет художник. - После выстрела диски вытягиваются в конус, а по краям появляются пластинки, стабилизирующие полет. Когда диск попадает во что-то, от удара выпускается шип. В каждом диске существует миниатюрная батарея, которая пускает через шип сильный заряд электрического тока, пронзающий жертву. Было очень забавно работать над всеми технологическими премудростями, создавая наше супер-оружие».

Второй ствол в арсенале РобоКопа - более традиционное огнестрельное оружие, которое появляется из предплечья героя. «На его руке отодвигается панель, открывая ствол пистолета, -рассказывает Уист. - В районе локтя на костюме есть специальная подпорка, подталкивающая пистолет в руку. Идея заключалась в том, что в момент стрельбы, отдача приходилась не на ладонь, а распределялась по всей руке. Разрабатывая подобные предметы, я стараюсь быть настолько практиком, насколько только возможно. Мне хочется верить, что такие предметы можно, при желании, смастерить и в нашем современном мире. Пусть это будет мощный Шокер, вылезающий из бедра киборга - даже в этом должна быть какая-то логика».

Уист также разработал двух роботов для фильмаED-209 и EM-208. «Когда мы придумывали 209-го, решили вновь обратиться к оригинальному фильму,  - рассказывает он. - Наш робот получился очень похожим на оригинал - бипедальная машина с большой головой, оснащеная тяжелой артиллерией. Впрочем, мы внесли и некоторые дополнения - сделали робота более детализированным и подвижным, увеличили мощность пушек и радиус действия».

 

В фильме РОБОКОП появится и совершенно новый робот - EM-208. «209-й больше похож на танк - он пробивает себе дорогу грубой силой, - объясняет Уист.  - 208-й, наоборот, более легкий и подвижный. Я называл этих роботов «пехотинцами». Они могут свободно заходить в здания и пробираться в недоступные для 209-х места».

 

Работая над роботами, Уист постоянно консультировался со специалистами по визуальным эффектам. «Я лишь набросал 209-го на бумаге, - рассказывает художник. - Как только начался процесс анимации, нам пришлось вносить некоторые коррективы в дизайн робота. Несмотря на то, что робот был отрисован в виртуальной среде, он должен был подчиняться простейшим физическим законам, особенно это касалось способа передвижения. Например, он должен был переносить центр тяжести полностью на одну ногу, чтобы поднять вторую. Кроме того, ножные шарниры не должны были препятствовать повороту пушки».

Уист также проектировал средства транспорта, которые появятся в фильме. Одним из них стала полицейская машина (также похожая на автомобиль из оригинального фильма) на базе новой модели Ford Taurus. В оригинальном РОБОКОПе использовалась более старая модель Taurus. «На наше счастье, новый Taurus выглядит круто сам по себе! - говорит Уист. - Мне очень понравилась полицейская машина, которую мы в итоге выпустили на съемочную площадку. Она стала еще круче».

Работая над мотоциклом РобоКопа, Уист взял за основу Kawasaki 1000, после чего внес в модель кардинальные изменения. «Мы изменили подвеску, увеличив расстояние между осями, - описывает дизайнер метаморфозы. - Мотоцикл стал несколько длиннее, чем обычные модели. Мне хотелось, чтобы за рулем мотоцикла РобоКоп имел возможность наклониться вперед, занимая атакующую позицию. Машина получилась внушительной, обычный мотоцикл кажется в сравнении с ним малюткой. После этого мы обшили весь мотоцикл броней, похожей на броню костюма киборга. РобоКоп буквально сливается со своим мотоциклом, когда сидит в седле. Кажется, что это - единый механизм. Ну и напоследок  - мы полностью изменили все фары и фонари».

Разумеется, Уист был также ответствен за декорации, включая лабораторию доктора Нортона. «Мне хотелось, чтобы площадка казалась стерильной, состоящей из одних прямых углов, - рассказывает художник. - Во многом в работе над фильмом мы ориентировались на философское суждение Фрэнсиса Бэкона о том, что человек и его душа заперты в темнице, выстроенной обществом. Кстати, в офисе Селларса на полке стоит собрание сочинений Бэкона. Это довольно многозначительная метафора, которая по-разному раскрывается в сюжете РОБОКОПа. Ее использовали и мы, художники и дизайнеры. Лаборатория получилась почти кубической, с прямыми углами, очень чистая, почти стерильная, повсюду был глянцевый белый цвет. В стены были вмонтированы шкафы; различные механизмы были вмонтированы в стены, потолок и пол. В центре стояла кровать РобоКопа, гротескно выделяющаяся плавностью линий в этом царстве прямых углов. Здесь киборг загружал и выгружал данные, делал переливание крови - это была его стыковочная станция».

 

О съемке и визуальных эффектах

За визуальные эффекты для фильма отвечал супервайзер по спецэффектам Джеймс Е. Прайс. По его словам, работа разделялась на три основные категории: 1). Роботы - в основном модели EM-208, ED-209 и РобоКоп; 2). Модернизация натуры под будущее; и 3). Графические дисплеи, включая видение РобоКопа.

В вопросах футуризации настоящего кинематографистам было очень важно не перегнуть палку. «Если вы выгляните в окно, вы увидите машины и прошлогодние, и сошедшие с конвейера 20 лет назад, и другие, которые были выпущены в этот временной период, - отмечает Прайс. - То же самое касается и зданий. На самом деле, вы можете каждый день видеть здания, которым 50 и даже 100 лет. Поэтому мы решили не ошарашивать зрителей заоблачной красотой будущего, описанного фантастами. Мы хотели показать будущее, эволюционировавшее из настоящего».

 

Главная задача команды состояла в работе над небоскребами Детройта. «В городской ландшафт мы добавили внушительное здание штаб-квартиры OmniCorp, - отмечает Прайс. - Верхняя половина здания, задевающая облака, была разработана художниками и выполнена на компьютере. Нижняя половина представляла собой несколько видоизмененный Ванкуверский Дворец Съездов. Фасад здания послужил фоном для одной из финальных сцен. Когда же пришло время работать над вершиной небоскреба, я отправился в Детройт и с вертолета сделал фотографии вершины здания, какое оно есть сейчас. Затем мы выбрали место в Детройте, где это здание могло бы расположиться – чуть южнее Ренессанс-центра. Там расположено здание с гигантским логотипом GM. Парк и площадь южнее здание открывали огромную открытую площадку. После этого мы вновь поднялись на вертолете на высоту птичьего полета и сделали несколько панорамных снимков местности. Мы использовали камеру с гиростабилизатором и снимали Детройт на все 360° с двух, несколько отличающихся друг от друга, ракурсов. Один впоследствии стал видом из окна кабинета Селлерса, другой, чуть выше - вертолетную посадочную площадку. Во время монтажа мы использовали полученные кадры для создания одной большой подвижной панорамы». В результате виды Детройта из окон кабинета Селлерса и с крыши здания получились именно такими, как если бы здание стояло в этом месте.

 

Последним элементом, над которым работали специалисты по спецэффектам, стало видение РобоКопа. «На дисплей шлема робота выводился большой объем информации - его жизненный статус, оценка местности и прочее, - рассказывает Прайс. - Так он изучал окружающую действительность».

 

Для начала кинематографисты решили снимать сцены с точки зрения самого РобоКопа. «У нас было небольшое устройство с камерами, которые операторы называли «Робоглазом», - объясняет Прайс. - Устройство крепилось на голову и представляло собой миниатюрный стэдикам с гиростабилизатором. В результате движения получались очень плавными, словно кто-то действительно снимал стэдикамом на уровне глаз. В фильмах этот эффект преподносится, как видение сцены глазами одного из героев. При этом наши камеры управлялись дистанционно, могли быстро менять ракурс с четкой фиксацией в новой позиции - так называемый эффект робовидения. РобоКоп видел все точно так же, как и мы с вами, с той лишь разницей, что он мог очень быстро крутить головой, моментально концентрируясь на различных предметах и событиях. Поверх картинки мы наложили много графики и текста, демонстрировавшие анализ РобоКопом сложившейся ситуации».

 

Прайс и его команда также создавали виртуальную студию политической телевизионной программы, ведущим которой выступал Пэт Новак в исполнении Сэмюэла Л. Джексона. «Мы снимали Сэма в студии, на 240° обтянутой хромакеем, - говорит Прайс. - Весь фон был впоследствии анимирован. В этих сценах была особая специфика, поэтому мы обратились за помощью к одной лос-анджелесской компании по дизайну. К счастью, Сэм уже работал в подобных необычных интерьерах и знал, к чему готовиться».

 

В заключение - о медицинском термине: "дофамин - нейрогормон, один из химических факторов внутреннего подкрепления. Служит важной частью «системы поощрения» мозга, поскольку вызывает чувство удовольствия (или удовлетворения), чем влияет на процессы мотивации и обучения. Дофамин естественным образом вырабатывается в больших количествах во время позитивного, по субъективному представлению человека, опыта"

 

На сайте фильма - robocop-film.ru - можно не только купить билеты, но и в режиме онлайн поиграть с роботами)) Приглашаем!

 

Уверена, что после просмотра картины - Вам будет о чем поразмыслить! Напоминаю: 13 февраля 2014 года в российский прокат выходит фантастический боевик РОБОКОП.

 

 

 

 

 

Благодарим за материалы, видео и фотографии: http://www.wdsspr.ru/soon/00211/