Робот по имени Чаппи - один из нас?…

С 5 марта 2015 года в российском прокате - фильм «Робот по имени Чаппи» режиссера Нила Бломкампа.

Перед нами - недалекое будущее. Преступность пребывает под надзором деспотичной полиции роботов. Однако люди стремятся отвоевать утерянные позиции. Чаппи, один из роботов-полицейских, похищен и перепрограммирован. Теперь Чаппи -первый робот, способный мыслить и чувствовать. Разрушительные силы охраны порядка видят в Чаппи угрозу человечеству и общественному спокойствию. Ничто не остановит их перед намерением восстановить статус-кво. Они должны убедиться, что других роботов, подобных Чаппи, нет и не будет. 

 

Вероятно, российский зритель помнит фильм «Района №9»? Перед нами - новый фильм режиссера «Района №9» Нила Бломкампа - картина "Робот по имени Чаппи"/"Chappie". В главных ролях - Шарлто Копли, Дев Патель, а также Сигурни Уивер и Хью Джекман. 

Columbia Pictures и MRC совместно с LStar Capital представляют фильм производства Kinberg Genre Production "Робот по имени Чаппи"/"Chappie". В ролях - Шарлто Копли, Дев Патель, Ниндзя, Йоланди Виссер, Хосе Пабло Кантильо, а также Сигурни Уивер и Хью Джекман. Режиссер - Нил Бломкамп. Продюсеры - Нил Бломкамп и Саймон Кинберг. Сценарий - Нил Бломкамп и Тэрри Татчелл. Исполнительный продюсер - Бен Вайсберн. Главный оператор - Трент Опалок. Художник-постановщик - Жуль Кук. Монтаж - Джулиан Кларк и Марк Голдблатт, ACE. Спецэффекты - Крис Харви. Композитор - Ханс Циммер

 

 Сюжет

 

В «Роботе по имени Чаппи» зритель увидит мастерски отточенную режиссером Бломкампом технику взглянуть на наш мир по-новому: итак, мы переносимся в недалекое будущее. Мир находится под игом автономной полиции роботов, которых называют «скаутами». «Их не проймешь, с ними не договоришься, они непоколебимы», - так характеризует Скаутов Бломкамп. 

 

Город находится под так называемой «защитой» роботов-полицейских. Тут-то и появляется невиданное доселе существо - Чаппи, первый робот, способный мыслить и чувствовать. По происхождению Чаппи - тоже робот-полицейский, однако его похищают и задают ему совсем иные цели - грабеж и неповиновение. 

Некоторые люди (и в их числе герой Хью Джекмана Винсент Мур), видят в мыслящем роботе конец человечеству: если машина может думать, зачем нужны люди? Но есть и те, кто, как создатель Чаппи Дион Уилсон (Дев Патель), воспринимает Чаппи как идентичную человеку форму жизни, живую и дышащую. Пусть формально этот робот не человек, но в нем - последняя надежда для человечества

 

«Наша идея состояла в том, чтобы взять робота-полицейского, то есть нечто совершенно бесчеловечное, и наделить его человеческими чертами, вплоть до того, чтобы сделать его даже более человечным, чем люди, - рассказывает Бломкамп. - На этом строится ирония фильма: в роботе-полицейском зарождаются настоящие чувства, и он становится нравственнее, этичнее, сознательнее людей». 

Бломкамп рассказывает зрителям историю юного и впечатлительного робота Чаппи, который попадает под влияние совершенно невообразимых личностей. «Чаппи быстро окунается в беднейшие, кишащие преступным элементом трущобы Йоханнесбурга. Его воспитанием занимаются два родителя - один добрый, другой - злой», - продолжает Бломкамп. Чаппи оказывается между двумя мощнейшими силами. Когда эти силы сталкиваются лицом к лицу, судьба всего города повисает на волоске. 

В роли Винсента Мура, главного отрицательного героя картины, снялся Хью Джекман. «Будучи инженером, Винсент выступает против самой идеи создания искусственного разума, поэтому появление Чаппи он воспринимает как личный вызов, - говорит Саймон Кинберг, - Винсент - это безумный, воинственный, агрессивный, не уверенный в себе и гениальный ученый, который верит, что мир нуждается в созданном им оружии массового поражения. Этот парень жертвует всем ради своей программы. Он бывший солдат и ради достижения своей цели готов применять совершенно безумную тактику. Он готов спалить весь город - лишь бы все было так, как хочет он». 

 

«Не припомню, когда еще я так наслаждался, играя свою роль, - говорит Джекман. - Мур - австралиец, что мне особенно по душе – на этот раз не пришлось менять акцент. Винсент и в мыслях не допускает собственное поражение, и в этом ключ к пониманию моего героя. И если силы явно не в его пользу, если все указывает на иной исход, он будет сражаться с еще большим остервенением. Он считает, что делает что-то настолько важное, что не может принять иных мнений. Он и думать не желает о том, что победу может одержать кто-либо иной». 

 

Винсенту противостоит Дион Уилсон, создатель Чаппи, сыгранный Девом Пателем. Это молодой инженер, разрабатывающий искусственный разум, и полная противоположность Винсенту Джекмана. «Винсент ненавидит искусственный интеллект больше всего на свете, - говорит Джекман. - Он думает, что человек берет на себя роль самого Господа Бога. По Винсенту, преступление непредсказуемо и, следовательно, заложено в человеческой природе, а значит, любое оружие должно быть под контролем человека». 

«Дион - программист новой волны, - говорит Бломкамп, - В нем есть искра юности. Мне хотелось, чтобы это был эдакий вундеркинд, изучающий искусственный разум в Оксфорде или MIT и на которого уже положила глаз корпорация. Дион быстро понимает, что цели корпорации расходятся с его собственными, поэтому все свободное время он занимается тем, что по-настоящему любит». 

 

«Главная страсть Диона - работа над созданием искусственного интеллекта. Он занимается этим не только потому, что ему хочется лично поучаствовать в следующей ступени эволюции, но и потому что ему важно обрести нового друга, - полагает Кинберг. - Он не очень общителен. Его жизнь не выходит за рамки компьютера и собственных мыслей. И вот он начинает любить Чаппи - как брат, друг и учитель». 

 

В фильме зритель увидит необычный дуэт: Ниндзе и Йоланди. Когда новая программа Диона наделяет Чаппи разумом, робот заводит весьма неожиданное знакомство с Ниндзей и Йоланди. В фильме они играют мелких гангстеров, пытающихся нагреть на чем-нибудь руки, а в реальной жизни эти двое - неповторимый рэп-дуэт Die Antwoord. «Этому явлению нет определения. Словами это не передать, - говорит Кинберг. - Их надо видеть, чтобы понять, что же это такое, потому что они абсолютно уникальны. Это рэперы, культурный феномен, совершенно безбашенные исполнители».

Бломкамп предложил звездам из Die Antwoord самим продумать многие элементы своих образов, чтобы те максимально полно отражали их личности. Так, он попросил Ниндзю и Йоланди выбрать себе и оружие, и его цвет. «Мы говорим, а можно наши пушки будут ярко-розового и ярко-желтого цвета? А можно, пули будут, как разноцветные леденцы? - вспоминает Ниндзя. - Нил спросил, какую мы хотим машину. Я поинтересовался, можно ли задействовать мою собственную, но немного тюнинговать ее? Нил пошел и прокачал мою тачку». 

 

Эти роли были написаны специально для Ниндзи и Йоланди. Чем еще киногерои Ниндзя и Йоланди отличаются от рэперов Ниндзи и Йоланди? «На концертах я обычно веду себя как панк. Публика видит, что я девушка с непростым характером, - откровенничает Йоланди, - Нил же попросил, чтобы в фильме я была мягче и нежнее, чтобы в моем отношении к Чаппи чувствовалось нечто материнское и чтобы панка было поменьше. Взглянуть на эту сторону моей личности было очень круто и необычно. Мне бы такое и в голову не пришло. Я вдруг увидела другую сторону Йоланди, о которой я и не подозревала. Это был крутой и неожиданный поворот». 

 

Героев Ниндзи и Йоланди в фильме также зовут Ниндзя и Йоланди. «В нашем фильме Ниндзя и Йоланди - бывшие музыканты, вынужденные идти на преступления, чтобы выжить, - объясняет Кинберг. - Им не нужна такая жизнь. Они были бы рады свалить из Йоханнесбурга, но выбора у них нет». В картине они фактически играют самих себя, и это потрясающе. Поверьте! В жизни они примерно такие же! Наверное, поэтому их персонажи выглядят так свежо и органично. Они как бы вставили в фильм самих себя, и в результате получился совершенно бешеный коктейль. 

Важное место в фильме отводится корпорации Tetra Vaal, занимающейся производством роботов-полицейских. Руководит корпорацией Мишель Брэдли, чью роль исполнила Сигурни Уивер. «Единственное, что ее волнует, - это прибыль, - рассказывает Кинберг.  -Ей нет никакого дела до технологий. Не важно, предотвращают они преступность или, напротив, способствуют ее росту. Ей просто нужно сделать как можно больше денег. Не исключено, что Нил решил таким образом бросить камешек в огород руководителей крупных корпораций, но, скорее всего, ему просто представляется комичным и абсурдным то, как героине Уивер нет дела ни до чего, кроме денег».

 

Особенности съемок

Фильм о роботе Чаппи снимали в родном городе режиссера, - в Йоханнесбурге. «Фильм ставит весьма серьезные вопросы. Когда к роботам начнут относиться как к людям? Почему это произойдет? - говорит исполнитель роли Чаппи Шарлто Копли - Это случится, когда роботы научатся рисовать или когда им начнет нравиться та или иная музыка? Наверное, люди начнут относиться к роботам как к себе подобным, когда те научатся чувствовать, когда с ними можно будет общаться как с людьми. Да, пожалуй, люди согласятся признать роботов живыми существами, когда они научатся так же чувствовать эмоции, как мы». 

Главного героя картины - Скаута, наделенного сознанием и искусственным разумом - играет Шарлто Копли. Вся эта роль полностью сыграна актером на камеру, во взаимодействии с другими актерами. Это не только позволило Чаппи предстать перед зрителями абсолютно реальным, живым героем, но и помогло другим актерам сделать своих персонажей чрезвычайно насыщенными и глубокими. Уже на стадии пост-продакшн Бломкамп доделал Чаппи при содействии волшебников дизайнеров из VFX Image Engine, дорисовав героя как бы поверх актерской игры и движений Копли. Шарлто каким-то образом удалось отобразить на экране эмоциональный настрой своего героя. Чувства проступают в том, как Чаппи/Копли движется, сидит, держит голову… даже в том, как актер изображает уши робота. 

 

Во многих фильмах, где герои созданы при помощи компьютерной графики, режиссеры просят реальных актеров вообразить, что рядом с ними в кадре находится кто-то еще. Рисованный герой заменяется теннисным мячиком. «Это не наш метод», - решили создатели «Робота по имени Чаппи»: «Мы сразу поняли, что нашего героя никак не заменишь мячиком на палочке, - говорит Кинберг. - Мы все снимали по-настоящему. Что называется, в режиме «здесь и сейчас». «Всем актерам очень помогло то, что рядом с ними на площадке играл живой человек, - рассказывает Кинберг - Только так удается реалистично отобразить взаимодействие героев. Все становится настоящим, рельефным и глубоким». 

Копли утверждает, что эта роль в каком-то смысле не сильно отличалась от других его работ. «Нил сказал мне: просто играй, а робота дорисуем поверх тебя. - говорит Шарлто - И не важно, что на экране не будет твоего лица. Ты все равно сможешь сыграть Чаппи так, что сердца зрителей будут тронуты». В то же время Копли отмечает, что роль Чаппи не похожа ни на что из того, что ему доводилось играть ранее: «Это была очень интересная работа с точки зрения движения. Важно было не переиграть, не показаться слишком вычурным. Суть Чаппи - в его движениях и реакциях, а вовсе не в том, что он говорит». 

 

Несмотря на то, что самого Копли в фильме не видно, во время съемок актер все время носил два элемента костюма робота, чтобы Чаппи выходил более правдоподобно. «На мне была надета нагрудная пластина, с помощью которой я лучше чувствовал пропорции Чаппи, - замечает актер. С помощью пластины Копли видел, сколько именно ему требуется пространства, а также понимал, как ему стоять или сидеть в определенных позах. Таким образом, если, к примеру, кто-то из других героев толкает Чаппи в плечо или в грудь, кисти рук Копли перемещаются в нужное положение и их легко превратить в конечности робота на компьютере. Помимо нагрудной пластины, Копли был также облачен в специальный серый костюм с маркерами, при помощи которых мультипликаторы отслеживали движения героя. «Серый наряд был в обтяжку, - рассказывает Копли, - а это не по-гангстерски». Чтобы почувствовать себя гангстером, Копли добавил к одеянию шорты и ремень: «Когда мы снимали гангстерские сцены, я ослаблял ремень, так чтобы шорты сползали и оголяли ползадницы. Так я превращался из человека в сером обтягивающем костюме в гангстера Чаппи. С помощью этого трюка мне удалось продемонстрировать настоящие гангстерские движения». 

По словам Копли, столь необычный подход к съемкам и анимации пошел на пользу делу. «Аниматоры скажут вам, что работать над персонажем с нуля - это вовсе не то же самое, что дорабатывать персонаж, уже воплощенный актером. Гораздо легче нарисовать все движения героя, когда они уже сыграны актером. Очевидно, что и другим актерам проще работать, когда рядом с ними на съемочной площадке живой актер, пусть и в сером костюме». 

 

«Аниматоры, работавшие над образом Чаппи, сделали все просто здорово, - добавляет Копли. – Им удалось уловить и передать каждый нюанс в моей игре. Более того, перед ними стояла нелегкая задача придать Чаппи мою мимику - при том, что у нашего робота практически нет лица. Они проделали фантастическую работу. Эти ребята усовершенствовали тот материал, что я им передал. Вместе мы создали совершенно невероятное существо».

Создатели фильма взялись за разработку экранного облика Чаппи задолго до того, как начались съемки. В работе участвовали сразу две компании: разработкой визуальных эффектов занималась команда Image Engine во главе с руководителем отдела визуальных эффектов Крисом Харви, в то время как производственная часть процесса была доверена компании WETA Workshop, где за проект отвечал руководитель отдела спецреквизита и спецэффектов WETA Джо Данкли. Отталкиваясь от наработок Бломкампа десятилетней давности, они должны были предложить модель робота, которая была бы одинаково функциональна как в цифровом формате, так и на съемочной площадке.

 

За два с половиной года до начала съемочного процесса в Йоханнесбурге отсняли несколько тестовых эпизодов, чтобы удостовериться, что идея жизнеспособна. Концепцию впоследствии охотно утвердили, дата начала съемок была согласована, а Image Engine и WETA Workshop продолжили работать над совместным проектом по созданию робота: на разных стадиях каждая команда поочередно выполняла определенные задачи, совершенствуя и оптимизируя модель. «На этот раз процесс был построен совершенно иначе, - говорит Харви. - В «Элизиум: Рай не на Землее» WETA сначала собирала макеты, а затем ребята из Image Engine оцифровывали их изображения. Теперь Нил поступил по-другому. В течение нескольких месяцев он со специалистами из WETA разрабатывал базовую концепцию того, как должен выглядеть этот персонаж, а затем передал эскизы нам. Двухмерные изображения мы перевели в полноценные трехмерные. Мы также проработали ряд технических моментов, связанных с моделированием динамики до того, как были сделаны реальные копии. У нас была возможность усовершенствовать дизайн, чтобы не осталось никаких сомнений в том, что все сработает». Затем команда Image Engine отправила цифровые изображения коллегам из WETA Workshop, и после стадии совместной доработки и оптимизации WETA смогла приступить к производству.

 

Данкли говорит, что Бломкамп требовал от дизайнеров максимальной реалистичности. «Он хотел, чтобы робот выглядел настоящим, чтобы у него не было супервозможностей. Никаких внезапно появляющихся непонятно откуда лазерных лучей. Он должен был выглядеть выносливым и крепким, но таким, чтобы зритель поверил - подобные машины могут появиться в распоряжении правительства уже через несколько лет».

 

По сценарию, Лось - огромный робот, создатели которого позиционируют его как альтернативу действующим роботам-полицейским, Скаутам. Однако его техническая реализация настолько сложна, что страдает функциональность. Эта модель также результат совместной работы обеих компаний, но в данном случае его создатели преследовали прямо противоположную цель. «Лось - детище Нила, - говорит Данкли. - Мы очень гордимся своей работой, потому что технически модель выполнена на высоком уровне, - добавляет он. - Он прекрасен, он выглядит как настоящий - будто вот-вот заработает и набросится на тебя». Что касается визуальных эффектов, то мы использовали методы 60-х, 70-х и 80-х годов прошлого века: тогда разработчики собирали бы его из различных элементов реальных устройств и механизмов. Я сделал то же самое, только на компьютере. Потом WETA Workshop и Image Engine еще какое-то время дорабатывали модель до тех пор, пока каждая шестеренка и каждый шарнир не заработали в цифровой графике, после чего WETA построила его реальную копию в три с половиной метра высотой».

Для подразделения полиции, которое насчитывает 110 Скаутов, специалисты из WETA Workshop собрали 11 макетов. «Они отличаются друг от друга, - рассказывает Данкли. - У каждого Скаута свой номер, поэтому мы меняем пластины с номерами, а также используем специальные панели, чтобы показать возраст робота – от новенького, только что собранного до ветерана, который служит уже пять лет и требует ремонта. С помощью этого приема, а также ряда других, мы помогаем аудитории отличить Чаппи от остальных - его номер 22, и у него было повреждено одно ухо, которое заменили на тестовый образец оранжевого цвета. Благодаря этой яркой детали, зритель легко отличит его от других Скаутов и сможет следить за его передвижениями».

 

События, показанные в фильме, не проходят для Чаппи бесследно, так что команда WETA Workshop нашла способ постепенно менять его внешний вид. «Мы выделили восемь стадий износа, - говорит Dunckley. - Всего у нас было три каркаса и восемь наборов внешних панелей, каждый из которых соответствует определенной стадии. Когда ему повредили грудной отдел, мы заменили внешние панели на новые, соответствующие следующей стадии. Драка, огонь, выстрелы, снова выстрелы, вот его уже разрисовывают Ниндзя и Йоланди и так далее, по сценарию. Мы проделали огромную работу по трансформации реальной модели, дополнительная же сложность заключалась в том, что все сцены, где присутствовал макет - реальная модель Чаппи  - нужно было снимать таким образом, чтобы в дальнейшем не возникло проблем при наложении цифрового изображения. Кроме того, процесс изменения персонажа, созданного при помощи визуальных эффектов, также должен был быть логичным и непрерывным. Поэтому на всех этапах мы тесно сотрудничали с командой Image Engine, чтобы те могли зафиксировать эти стадии, сделать анализ текстуры для каждой и перевести эти изменения в цифровой формат».

 

Разработка макета Лося требовала такого же подхода. «Для реквизита подобного рода этот макет очень функционален. Например, несмотря на его габариты, мы можем разобрать и убрать его со съемочной площадки за тридцать минут», - продолжает Данкли. Однако добиться этого на этапе производства оказалось не так-то просто. «Нил хотел, чтобы робот угрожающе подавался вперед, но с таким положением сложно добиться устойчивости. В итоге мы добавили веса в нижнюю часть, перенеся центр тяжести в ноги, и добились нужной нам позиции тела, этого самого эффекта движения. Он весит целую тонну - это весьма неповоротливая махина».

 

Работая преимущественно с компьютерной графикой, Харви, тем не менее, хорошо понимает, какие огромные преимущества дает использование на площадке реальных макетов, ведь иногда можно обойтись вполне традиционными методами съемки. «Если в кадре ему не нужно двигаться - например, он выключен или люди производят с ним какие-то манипуляции - нам уже не нужно ничего добавлять к этой сцене», - объясняет Харви. Кроме того, если есть макет, на нем всегда можно протестировать какие-то моменты и это облегчает создание компьютерного изображения. «При необходимости мы устанавливали освещение, включали камеры и перемещали нашего робота, - рассказывает он. - В одной из сцен фильма, например, идет дождь. Нам невероятно помогло то, что мы могли взять голову Чаппи и прямо на улице посмотреть, как именно на нее падают капли дождя, как они стекают вниз, как блики света отражаются на мокрой поверхности. Мы все это сняли и потом внимательно изучили в студии. Это помогло нам понять, как бы все это выглядело в реальности - ну, если бы он действительно стоял там, под дождем».

 

Съемка трюков


Для постановки трюков и экшн-сцен Бломкамп снова привлек Гранта Халли, который отлично зарекомендовал себя на съемках «Района №9». «Нил предлагает свои идеи для экшн-сцены или драки, дает общее направление, а потом предоставляет нам свободу действий. Ему нужна работа на пределе возможностей».

 

Хорошим примером, по словам Халли, служит одна из сцен фильма, где в кадре переворачивается мотоцикл. «Байк эффектно зависает в воздухе, появляются языки пламени, робот одним ударом сбивает водителя, мотоцикл падает, несколько раз переворачиваясь, - рассказывает он. - Все это можно было бы смоделировать потом на компьютере, но вместо этого мы зафиксировали каскадера и мотоцикл при помощи системы тросов таким образом, чтобы человек падал, а мотоцикл продолжал еще какое-то время двигаться, вращаясь. Нам потребовалось два дубля, но зато это реальный трюк».

Так как фильм по-настоящему зрелищный - в кадре появляются вертолеты, переворачиваются машины и вдобавок работают актеры в специальных костюмах, место которых впоследствии заняли персонажи, созданные при помощи компьютерной графики, - художественный отдел подготовил для каскадеров модели декораций, чтобы те могли прорабатывать особенно сложные с технической точки зрения сцены. 

 

По правде сказать, для всего актерского состава оказалось не так-то просто найти дублеров. Нужно, чтобы актер и его дублер были примерно одного роста, их прически и татуировки должны один-в-один совпадать. «Трудность заключалась в том, что у Ниндзи, Йоланди, Янки и Гиппо в этом фильме очень необычные стрижки. Плюс татуировки. Я не представляю, сколько татуировок и Ниндзи, ума не приложу, как их вообще можно сосчитать. Так что каждое утро его дублеру приходилось терпеливо ждать, пока гримеры наносили ему точно такие же».

 

Первый эпизод фильма был, пожалуй, самим сложным технически. «Мы работали с тремя вертолетами, в двух размещались полиция и роботы, с третьего велась съемка. В процессе мы использовали замедлители, специальный трамплин для одной из машин, было много стрельбы и трюков с мотоциклами, плюс ко всему в этих сценах задействованы актеры. Брэндон Орэ, который играет Гиппо, например, вообще голый по пояс, а ему по сценарию нужно прыгать в окно. Чтобы актер не поранился, нам пришлось хорошенько подумать, как спрятать подушки, которые обычно незаменимы в таких случаях. Здесь же нам было нужно, чтобы перевернулась машина Ниндзи и Йоланди. Для постановки этого трюка ребята, отвечающие за спецэффекты, использовали настоящую артиллерийскую установку. Словом, горячая выдалась неделька, но в итоге все получилось отлично».

 

Подбором костюмов занималась Дайана Сильерс, которая работала с Бломкампом над созданием «Района №9». По ее словам, хотя съемки обоих фильмов и проходили в одном городе, на этот раз перед ними стояли совершенно другие с точки зрения художественного выражения задачи. «В «Районе №9»мы копировали характерный стиль делового центра Йоханнесбурга. В новом фильме Нил часто отказывается от этой стратегии - мы скорее ориентируемся на стиль типичных представителей криминального мира Восточного побережья США». Сильерс поработала и над образом Чаппи: для одного из эпизодов, в котором гангстеры дают роботу цепи и другие аксессуары, Дайана помогла подобрать соответствующий реквизит.

 

Стиль Винсента также отражает характер героя. «Нил хотел, чтобы он выглядел как австралийский работяга-фермер с военным прошлым, - продолжает Сильерс.  - Хью охотно экспериментировал. Мы начали с довольно утрированных вариантов и в итоге остановились на более реалистичном образе - хоть и довольно нетипичном для самого актера. У этого персонажа очень характерная прическа, мы также специально подбирали шорты и носки». 

Один из наглядных примеров того, как внешний вид может отражать особенности персонажа - выбор подчеркнуто различных по стилю костюмов для Янки, подельника Ниндзи и Йоланди, и Гиппо, главаря банды местных гангстеров: «Янки должен был выглядеть как гангстер из Лос-Анджелеса, то есть южно-африканских элементов в его облике быть не могло. Мы детально изучили особенности этого стиля. Получившийся в итоге образ Нил, Хосе и я создавали вместе, плюс Сара Рубано, художник по гриму и главный стилист фильма, добавила несколько совершенно потрясающих татуировок. В то же время стиль Гиппо типичен для ЮАР и Йоханнесбурга в частности, что также подчеркивают татуировки и прическа, которые придумала для него Сара. Мы хотели, чтобы костюмы были органичны, не мешали актерам и не становились определяющей деталью образа. В обоих случаях каждая татуировка индивидуальна и предназначена для конкретного персонажа». Безусловно, герои с самым уникальным стилем - Ниндзя и Йоланди. «У этой группы собственный широко известный стиль, и Нил настаивал, чтобы в фильме мы сохранили их сценические образы. Поэтому мы пригласили Габби Де Герсиньи, отвечающую за имиджевую составляющую их музыкальных клипов. Очень важно было найти такие способы выражения этого стиля, которые бы согласовывались с индивидуальностью персонажей».

 

И, последнее, что хотелось бы сказать после просмотра фильма после просмотра: самое главное в фильме - это то, что зритель постепенно влюбляется в Чаппи, - сердце зрителя разбивается, когда Чаппи плохо, и оно бьется чаще, если герой побеждает. Судьба Чаппи захватывает вас так, как будто вы наблюдаете судьбу не робота, но человека и в этом, как мне кажется, самый важный фактор - то, ради чего режиссер создал этот фильм: дать возможность зрителю, выходя из зала, думать - кто он в этом мире, чего он хочет и ради чего он живет?! Сайт фильма - chappie-film.ru.

 

Напоминаю: с 5 марта 2015 года в российском прокате фильм режиссера Нила Бломкампа «Робот по имени Чаппи». Приглашаю - не пропустите, друзья!

 

 

 

 

Благодарим за предоставленные материалы, и фотографии - WDSSPR: http://www.wdsspr.ru