«Турецкий кризис»: расследование гибели СУ-24.

Уже неделю в мировом пространстве продолжают обсуждать «Сирийский кризис» и связанный с этим вопрос, – сбитый Турцией российский самолет СУ-24

Российский бомбардировщик Су-24 был сбит 24 ноября турецкими ВВС и упал в сирийской провинции Латакия. Ответственность за это взяли на себя власти Турции, обвиняющие Россию в нарушении воздушного пространства страны. Москва утверждает, что самолет летел исключительно над территорией Сирии.

 

В связи с этим, 28 ноября 2015 года Президент России Владимир Путин подписал указ о специальных экономических мерах против Турции. Документ фактически вводит санкции против турецкого бизнеса: будут запрещены ввоз товаров производства Турции и работа турок на территории России. Конкретный перечень ограничений подготовит правительство в ближайшее время.

Согласно документу – «Указ о мерах по обеспечению национальной безопасности России и защите граждан России от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турции», - Россия вводит запрет или ограничение внешнеэкономических операций, запрет на прием работников - граждан Турции, запрет на турпутевки в Турцию, а также ограничение на деятельность турецкого бизнеса.

 

«И в этом смысле российский бомбардировщик, сбитый турецкими истребителями, действительно «упал» на территорию Турции и произвел разрушения в экономике».

На сайте «Свободная пресса» 26 ноября опубликована статья «НАТО объявляет России войну» с подзаголовком «Госдеп США признал право сирийских «умеренных головорезов» убивать русских». 

 

Утверждение журналистов, похоже, соответствует Истине: после брифинга официального представителя Госдепа Марка Тонера 25 ноября, который, комментируя трагический инцидент со сбитым турецкими ВВС российским самолётом, сделал обескураживающее заявление.

Основной посыл Марка Тонера сводится к тому, что боевики «умеренной оппозиции», оказывается, обладают правом на самозащиту от ударов российских ВКС. В отличие от правительственной армии Башара Асада  и, соответственно, российской авиации, которая поддерживает её наступление на позиции исламистов. По этой логике последние, получается (по крайней мере, с точки зрения властей США), не должны оказывать сопротивление экстремистским бандформированиям на территории Сирии.  Просто неслыханное заявление по своему цинизму!

 

Перед Вами - фрагмент видео этого брифинга

Итак, 25 ноября ежедневный брифинг Госдепа США для журналистов был целиком посвящён инциденту с российским самолётом Су-24, сбитым ВВС Турции. Официальный представитель Госдепа Марк Тонер, отвечая на вопросы корреспондента RT Гаяне Чичакян и журналиста AP Мэтта Ли, сделал ряд спорных заявлений.

 

Открывая брифинг, официальный представитель Госдепа Марк Тонер сообщил, что президент США Барак Обама планирует связаться с главой Турции Эрдоганом в ближайшие несколько дней, и подчеркнул, что главнейшим вопросом на повестке дня  является де - эскалация напряжённости вокруг инцидента.

Тонер отметил, что президент США считает, что Россия проводит операцию против «Исламского государства» вблизи от турецкой границы и наносит удары по «умеренным» сирийцам, что могло стать причиной этой ситуации.

 

Затем последовали ответы на вопросы корреспондента RT Гаяне Чачикян и журналиста AP Мэтта Ли.

 

«Гаяне Чичакян: Вы говорите, что у Турции есть право защищать себя. Президент Обама заявил о том же. О какой защите идёт речь, кто-то полагал, что Россия нападёт на Турцию?

 

Марк Тонер: Я очень чётко пояснил, что обстоятельства дела остаются невыясненными. Так что я не могу делать окончательных заявлений по поводу того, что произошло, это было бы безответственно с моей стороны. Мы всё еще собираем информацию об инциденте…Давайте всё проясним, прежде чем выносить окончательные суждения.
(Прервав вопрос корреспондента) - Каждое государство, в воздушное пространство которого происходит вторжение, имеет право защищать себя.

 

Гаяне Чичакян: Даже если согласиться с турецкой версией произошедшего, что самолёт на 1,3 мили продвинулся в глубь территории Турции, нарушив воздушное пространство в течение 17 секунд, полагаете ли вы, что решение сбить его было правильным?

 

Марк Тонер: …Что я полагаю важным, и президент также говорил об этом, это - де-эскалация. Мы хотим, чтобы Турция и Россия наладили диалог, мы хотим, чтобы такие инциденты больше не повторялись.

 

Гаяне Чичакян: В 2012 году, Сирия сбила турецкий самолёт, который якобы нарушил её воздушное пространство. Премьер-министр Эрдоган тогда заявил, что кратковременное нарушение границы не должно служить поводом для нападения. В тоже время НАТО поддержало позицию Турции. Вы замечаете непоследовательность позиции НАТО?

 

Марк Тонер: Мы осведомлены о турецкой версии событий. Если она подтвердится, и президент об этом сказал, у Турции есть право защищать своё воздушное пространство…Такое случается, когда страна участвует в операции на границах, проводит операции, которые не являются частью усилий широкой коалиции по борьбе с ИГИЛ.

 

Гаяне Чичакян: Туркменские отряды в Сирии заявили, что они убили двух российских пилотов, когда они спускались на парашютах после катапультирования. Туркменские отряды поддерживаются Турцией, и сражаются против правительства Сирии. Вы считаете эти группы частью умеренной сирийской оппозиции?

 

Марк Тонер: Пока что поступает противоречивая информация о произошедшем - может один лётчик остался жив. Знаете, если эти туркмены попали под российские удары, у них есть право защищать себя

 

Гаяне Чичакян: И у них есть право стрелять по лётчикам, спускающимся на парашютах?

 

Марк Тонер: У нас нет полного понимания того, что произошло сегодня, я уже об этом говорил, и могу продолжать повторять это весь день… Легко делать скоропалительные выводы и выступать с прокламациями и заявлениями после такого события… На что мы обращаем внимание, это -де-эскалация между Россией и Турцией.

 

Мэтт Ли: Есть у вас какие-то решения по - де-эскалации, кроме того, чтобы говорить России, что она должна прекратить полёты и вступить в коалицию?

 

Марк Тонер: … Мы разработали механизм по деконфликтизации с Россией, чтобы избежать подобных случаев.

 

Мэтт Ли: Я вот не очень понимаю, что означает термин деконфликтизация. В отношении - де-эскалации, давайте пока забудем про деконфликтизацию, каких шагов вы ожидаете от России и Турции?

 

Марк Тонер: Повторюсь, если был факт нарушения турецкого воздушного пространства, то России стоит…

 

Мэтт Ли: Извиниться?

 

Марк Тонер: Не совершать подобного впредь, знать, где летают её самолёты…Есть ряд шагов, которые требуется предпринять, об этом вам лучше смогут рассказать эксперты и специалисты, которые знают, что нужно сделать, чтобы снять напряжения от столкновения двух государств, ведущих операции на одной территории.

 

Мэтт Ли: Вы несколько раз повторили, что не знаете, что конкретно там произошло, но отметили, что эти туркменские повстанцы имеют право защищать себя…

 

Марк Тонер: Я не уверен, находились ли они в зоне российских ударов…

 

Мэтт Ли: Этим правом обладают все, разве не так? Не только повстанцы, которых поддерживает Запад?

 

Марк Тонер: К чему вы ведёте?

 

Мэтт Ли: Вы не думаете, что у всех должно быть право защищать себя? Включая правительство Асада?

 

Марк Тонер: Нет.

 

Мэтт Ли: Нет? Нет у них такого права?

 

Марк Тонер: Слушайте, я не буду соглашаться с вашим утверждением, но теперь раз вы подняли этот вопрос…что делает режим Асада, это не самооборона…»

 

Совершенно очевидно: перед нами - «политика двойных стандартов» и то, что Госдеп США оправдывает расстрел пилотов российского Су-24  - сегодня уже никого удивить не может…Увы. 

 

Обратимся к еще одним фактам, - цитирую публикацию РЕН ТВ:


«Сейчас президент Турции Эрдоган уже начал прозревать. Он по-прежнему клеймит Россию и угрожает сбивать наших летчиков. Правда, делает он это только на турецких митингах. Но с каждым днем его внешняя риторика меняется.

 

В пятницу дошло до признания, что турецкие летчики не запрашивали у правительства разрешения на атаку нашего самолета.Весь мир знает, что пару лет назад Эрдоган провел чистку в рядах своей армии, убив в ней любую попытку к самостоятельной инициативе. Если наш самолет был сбит, только с санкции лично Эрдогана. И это был не порыв, а специально спланированная операция или засада. Своего рода - показательная казнь.

 

Теперь уже точно известно, что это была тщательно спланированная провокация. Турецкие летчики ждали наших пилотов в воздухе. Если посмотреть на траекторию полета турецкого F-16 в тот день, то видно, как синий клубок с десяток кругов намотал турецкий истребитель рядом с границей, прежде чем выстрелить в спину российским пилотам.

 

Удивительное совпадение - на месте крушения нашего самолета «совершенно случайно» оказались турецкие журналисты с длиннофокусным оборудованием. И несмотря на то, что все происходило в глухих горах, где нет не только интернета, но и нормальной сотовой связи, уже через полтора часа эту картинку опубликовал турецкий госканал. Поразительная оперативность. На сирийской территории журналисты работали вместе с турецкими националистами. Одни стреляли по парашютистам, другие - снимали все на видео.  

 

«Даже в Афганистане такого не было - рассказывает герой Советского Союза генерал-майор авиации Александр Руцкой. Он дважды был сбит, попадал в плен, но душманы не стреляли, когда он катапультировался. Летчик под парашютом не может ответить огнем, хотя оружие у него есть в аварийном комплекте.

 

«Там есть короткоствольный автомат, есть шоколад, есть обезболивающее, есть запасной магазин к автомату. Но этим воспользоваться можно только после приземления. Ну и потом, что ты сделаешь, когда ты висишь, мишень по сути дела? И по тебе стреляют все? Поэтому защититься невозможно», - рассказал герой Советского Союза, генерал-майор авиации Александр Рудцкой.


Стрелять по катапультировавшимся пилотам запрещает Женевская конвенция. Но «умеренные оппозиционеры» ее, видимо, не читали. Командир экипажа подполковник Олег Пешков погиб как настоящий летчик - в небе.

«Это замечательный был человек, друг, брат по небу, хороший летчик, профессионал», - сказал замкомандира пилотажной группы «Стрижи», военный летчик 1-го класса Владлен Русанов.

 

Он уверен, что турецкая сторона лжет, когда говорит о неоднократных предупреждениях. Есть четкие международные правила перехвата нарушителей, и они не были соблюдены. Главное правило - сбивать сразу никого нельзя, ведь самолет может терпеть бедствие. Обязательное условие - подлететь поближе и установить визуальный контакт с нарушителем. Если нарушитель все равно игнорирует требования, сначала дается предупредительная очередь из пушки прямо по курсу движения.  

 

«Так как боекомплект снаряжен трассирующими патронами, обязательно это все видно», - рассказал он.

 

Но турецкие летчики не только не предупреждали, они сделали все для того, чтобы наши пилоты не смогли спастись.


Каждый боевой самолет оборудован СПО (станцией Предупреждения об облучении). Этот прибор сообщает пилоту, что в него целятся. После этого летчик принимает меры: активно маневрирует и отстреливает тепловые ракеты-ловушки - ложные цели, которые отвлекают ракету противника на себя. Но экипаж российского Су-24 в небе над Сирией не зафиксировал сигнал СПО.  Эксперты говорят, что турецкий истребитель скорее всего не включал систему прицеливания, то есть не облучал наши штурмовики, а просто зашел к ним в хвост и стрелял с близкого расстояния. Скорее всего, с сирийской территории.

 

Наш самолет был поражен ракетой ближнего боя AIM-9 Cайдвайндер, что переводится как «удар сбоку». Ее максимальная дальность - 5-7 километров. Но чтобы поразить цель наверняка нужно подойти ближе. Су-24 был сбит в пяти с половиной километрах от границы, а значит, турецкий истребитель стрелял уже в небе над Сирией. Российские ПВО с точностью до секунды отследили его маршрут.

«В соответствии с материалами объективного контроля средств ПВО турецкий самолет находился в воздушном пространстве Сирии 40 секунд и углубился на ее территорию на два километра. А российский бомбардировщик государственную границу не нарушал», - сказал главнокомандующий ВКС России Виктор Бондарев

 

То, что турецкий истребитель нарушил границу, подтверждают и очевидцы. Например, журналисты агентства Anna News. В тот день они освещали бои со стороны сирийской правительственной армии. Оператор успел снять в небе след от турецкой ракеты и привязать его к местности.

 

Еще одним доказательством того, что это была спланированная акция, является поведение боевиков на месте, где сбили самолет. Утром, они не спеша собирают станковый гранатомет американского производства.  Они словно знали, что скоро в этом районе будет сбит самолет и на место его крушения прилетит поисково-спасательный отряд. 

Так и случилось. Первый вертолет был встречен яростным огнем - погиб морской пехотинец Александр Позынич. Второй Ми-8 подбили, и он совершил аварийную посадку. Экипаж смог спастись, и боевики расстреляли уже пустой вертолет.

 

Третий вертолет был вынужден спасать экипаж второго. В итоге сразу эвакуировать выжившего штурмана Константина Мурахтина не удалось. Несколько часов он уходил от боевиков. Ночью летчик сумел связаться с сирийским спецназом и вернуться к своим. Уже на следующий день, немного прихрамывая, штурман вышел к журналистам и рассказал, как сбили его самолет - без предупреждения, исподтишка.  

 

«На самом деле, никаких предупреждений не было. Ни по радиообмену, ни визуально. Вообще не было контакта. Если бы нас хотели предупредить, то могли бы показать себя, встав на параллельные курсы. А так ничего не было», - заявил Мурахтин.

 

По его словам, границу они не нарушали. Маршрут этот они знали уже наизусть, а ошибки быть не могло. Он летал там десятки раз и хочет еще. «С нетерпением жду, когда выпишут, чтобы сразу вернуться в строй. Буду просить командование, чтобы меня оставили на данной авиабазе. Я обязан вернуть должок за командира», - говорит он.

Должок за командира летчики начали возвращать сразу после спасения штурмана Мурахтина. Район, в котором боевики стреляли в наших пилотов, буквально сравняли с землей.

 

По информации западной прессы под российские авиаудары попали турецкие военные подразделения, которые нелегально поддерживали местных туркоманов. Была разбита колонна грузовиков, направлявшаяся от турецкой границы в сторону фронта.  Официальная Анкара попыталась было представить это как разгром гуманитарной колонны, но не встретила поддержки со стороны Запада и к этой теме больше не возвращалась.

 

Но главная мера, которую предприняли Российские военные, - над Сирией фактически объявлена бесполетная зона. К берегам Латакии подошел ракетный крейсер Москва. На его борту морской аналог комплекса С-300, система ПВО «Форт». На авиабазе Хмеймим развернут новейший зенитный комплекс С-400.

 

«По решению Верховного главнокомандующего для обеспечения ПВО на всех направлениях в Сирии на аэродром Хмеймим перебрасывается ЗРК С- 400. Мы прекращаем все контакты с Турцией по военной линии», - заявил глава Минобороны Сергей Шойгу.

 

Цифры 300 и 400 в названии зенитных комплексов - это радиус поражения в километрах. По сути, вся Сирия накрыта колпаком, и любой посторонний самолет на ее территории отныне будет немедленно сбит. Даже если целей будет много, С-400 справится, уверены эксперты. 

 

Эрдоган делает абсурдные, иногда взаимоисключающие заявления. Теперь он уже говорит, что военные не знали, что стреляют по российскому самолету. Турция явно пытается отыграть назад, но уже поздно. Вероятно, изначально Эрдоган был уверен, что Россия ответит на провокацию спонтанно, и наделает массу ошибок, которые перевесят вину Турции в глазах мирового сообщества. Но этого не произошло. Эрдогана пока просто схватили за руку и предъявили миру как пособника террористов. И Западу нечего сказать в его оправдание».

После сообщения о сбитом российском истребителе, в социальных сетях сразу же стартовала Акция #НеЕдувТурцию! Народ не обманешь…


 

 

 

 

 

 

 

Источники материалов: http://kremlin.ru/events/president/news/50805, http://ren.tv/novosti/2015-11-29/tureckie-zhurnalisty-rasskazali-o-planah-erdogana-sbit-su-24 © REN.TV, http://monavista.ru/news/gosdep_ssha_opravdyvaet_rasstrel_pilotov_rossiyskogo_su-24/, http://svpressa.ru/war21/article/136874/?ds, https://youtu.be/p8BPC0sWPHg