Вести из Большого Театра: премьера балета

Конец весны в балетном мире ознаменовался двумя крупными событиями, произошедшими в Большом театре. Это, во-первых, вручение премии Benois de la Danse и, во-вторых,  премьера балета Джорджа Баланчина «Драгоценности». По приглашению Большого театра автор этих записок, Ирина Сорина смогла присутствовать на  обоих событиях.

Балет Баланчина состоит из трех миниатюр: «Изумруды» на музыку Габриэля Форе, «Рубины» на музыку Игоря Стравинского и «Бриллианты» на музыку Петра Чайковского. Впервые в России они были поставлены в Мариинском театре в 1999 году. С гордостью за наш театр хочется написать, что он был первым, не считая труппы самого Баланчина «Нью-Йорк Сити Балет», где этот триптих был поставлен полностью. Сейчас же этот балет как полноценный трехактный спектакль идет по всему миру. И вот в полном объеме балет поставлен в Большом театре («Рубины» были перенесены на сцену Большого в 2010 году).


О том, как родился замысел балета «Драгоценности» в 1967 году, Баланчин писал: «Идея нового балета в костюмах, украшенных драгоценными камнями, возникла, когда мой друг Натан Мильштейн познакомил меня с ювелиром Клодом Арпельсом. Позже я увидел потрясающие камни в его коллекции в Нью-Йорке. Конечно, я всегда любил драгоценные камни; в конце концов, я ведь восточный человек, я грузин. Я люблю цвета драгоценностей, красоту камней».


Все постановки балетов Баланчина осуществляются под контролем Фонда Баланчина. Эта практика сохранена и в Большом театре: балет с артистами репетировали педагоги  Фонда Мэрилл Эшли, Сандра Дженнингс, Пол Боуз - те,  кто сам в свое время танцевал его еще при «мистере Би», как называли Джорджа Баланчина в основанной им труппе «New York City Ballet». Но, в отличие от других постановок, использующих костюмы и оформление Барбары Карински, Большой театр создал авторские костюмы и сценографию, исполненные художником-постановщиком Альоной Пикаловой и художником по костюмам Еленой Зайцевой. К сожалению, это главное, о чем приходится писать, настолько раздражающим фактором было оформление спектакля. Принцип Баланчина - ничто не должно отвлекать от танца и музыки, - здесь не соблюден. Наоборот, художники сделали все возможное и невозможное, чтобы у зрителей рябило в глазах. Серые задники с вертикальными сверкающими панелями ядовито-зеленого цвета в «Изумрудах» и  пурпурного в «Рубинах» никак не ассоциируются с внутренней обивкой футляра для хранения драгоценностей, о чем заявляла г-жа Пикалова. А г-жа Зайцева, хотя и сохранила традиционный цвет костюмов, но щедро украсила их бижутерией, которая даже отдаленно не напоминали драгоценные камни. Не оставляет ощущение, что главным было, к сожалению, неизбывное «сделайте мне красиво». В исполнительском мастерстве данная версия, на мой взгляд, также проигрывает давней постановке Мариинского театра с Павленко, Вишневой, Лопаткиной и Зелинским. Хотя порадовали представители санкт-петербургской школы Евгения Образцова и юная Ольга Смирнова

Евгения Образцова танцевала главную партию в балете «Изумруды», а Оля Смирнова – в «Бриллиантах». А через несколько дней после премьеры балета состоялось награждение премией Benois de la Danse. В концерте, посвященному этому событию, участвовали обе петербурженки.


В этом году премия Benois de la Danse отмечает свое двадцатилетие. И символично, что так же, как и  двадцать лет назад призы вручались после многолетнего перерыва на исторической сцене Большого театра (последний раз это происходило аж в 1995 году). Фестиваль проходил в два вечера: в первый вечер – награждение и концерт номинантов, на следующий день – благотворительный концерт «Звузды Benois de la Danse – лауреаты прошлых лет». И приятно было отметить, что многие из танцевавших на фестивале имели  отношение к петербургской школе, то есть либо  учились в Академии танца им. Вагановой, либо танцевали ни сцене Мариинского театра. Среди них мне хотелось бы отметить нынешнюю приму Большого театра, выпускницу петербургской Академии, в недавнем прошлом солистку Мариинского театра Евгению Образцову. Женя танцевала оба вечера. В первый вечер она заканчивала концерт исполнением гран па из балета «Дон Кихот» с Александром Волчковым, одну из вариаций в котором исполняла недавняя наша выпускница, принятая сразу после окончания Академии им. Вагановой в Большой театр на ставку солистки, а сейчас уже ставшей первой солисткой (уникальный случай в истории балета), Ольга Смирнова. Во второй день  Женя открывала гала-концерт звезд  исполнением па де де из балета «Спящая красавица» с Дмитрием Гудановым


После концерта Евгения Образцова дала интервью автору этого репортажа, в котором рассказала о своей работе в Большом театре и причинах ухода из Мариинского театра: 

Ирина Сорина: Этот месяц ознаменовался для Вас премьерой балета «Изумруды» в Большом театре и номинацией на премию Benois de la Danse.   За свою еще недолгую профессиональную карьеру Вы получили множество премий, и вот, номинированы еще на одну.

     

Евгения Образцова: "Это уже моя  вторая номинация на премию Benois de la Danse. Я отношусь к этому достаточно спокойно, хотя, не скрою, очень приятно, когда член такого авторитетного жюри предлагает твою кандидатуру. С удовольствием принимаю участие в концерте, посвященном двадцатилетию премии".


И.С. - Вы номинированы  за партию Китри в балете «Дон Кихот» в Большом театре. Вы танцевали  ее и работая в Мариинском.

     

Евгения Образцова: "В Большом театре балет идет в редакции Алексея Фадеечева. Да и стиль исполнения отличается от  петербургского, на мой взгляд, в лучшую сторону - чуть более характерный, поинтересней и посмелее, что ли".


И.С. - В 2005г. Вы стали лауреатом I премии на международном конкурсе артистов балета в Москве. Я знаю, что  Вы самостоятельно готовились к конкурсу, без поддержки театра. Но хоть с победой Вас поздравили?

     

Евгения Образцова: "У нас в Мариинском театре не приветствуется участие в конкурсах, меня даже не хотели отпускать в Москву из-за занятости в репертуаре, поэтому  особой реакции на мою победу не было. Да, Махар Вазиев, тогдашний руководитель балета Мариинского театра, лично поздравил меня с золотой медалью, но официальных поздравлений не было. Сейчас я редко вижу Махара Хасановича, но с удовольствием отмечаю те огромные позитивные изменения, произошедшие в Ла Скала (Милан, Италия), обусловленные с его приходом к руководству балетной труппой театра.

     

И.С. - После награды московского конкурса у Вас было еще много побед, Вы стали любимицей петербургской публики, почему же Вы решили покинуть сцену Мариинского театра? 

     

Евгения Образцова: "Все, что я могла там сделать, я сделала. Из-за обстановки в театре (стояние на месте, отсутствие стимулов для работы), я решила покинуть Мариинский и принять предложение Сергея Филина  перейти в Большой, тем более что я сотрудничала с ним, будучи приглашенной солисткой музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко в то время, когда он возглавлял там балет. И, когда Сергей Юрьевич получил приглашение возглавить балетную труппу Большого театра, он пригласил и меня. Я была готова к переходу в Большой, здесь я ощущаю себя комфортней. Единственно, о чем я жалею - это о том, что мне пришлось расстаться с моим любимым педагогом-репетитором Эльвирой Тарасовой. Она - педагог от Бога, профессионал. Здесь моим педагогом была Людмила Семеняка, которая очень много дала мне как актрисе. Сейчас у меня новый молодой педагог Надежда Грачева. В ней я увидела Тарасову.  По тому, как она все пропускает через себя, по той самоотдаче и энергии, свойственной молодости, она мне напомнила моего петербургского педагога". 


И.С. - Вы зачислены в труппу Большого театра в качестве прима-балерины всего лишь полгода назад. Что Вы успели станцевать за это короткое время?

     

Евгения Образцова: "В Большом театре, помимо премьеры балета «Драгоценности» и партии Китри в балете «Дон Кихот», я станцевала партии Жизели, Анюты, Сильфиды в одноименных балетах, Авроры в «Спящей красавице». 


И.С - При подготовке роли Анюты Вы ориентировались на образ, созданный великой Екатериной Максимовой? 

     

Евгения Образцова: "Я пересмотрела записи многих  исполнительниц, но лучше Максимовой нет. Я не хотела подражать Катерине Сергеевне, но стремилась взять все самое лучшее, в эмоциях, в том, как режиссерски выстроена роль. Очень много репетировала с Владимиром Васильевым, автором балета. Скоро будет мое второе исполнение. Надеюсь, что мне многое удалось". 

     

И.С - У Вас уже появились любимые партнеры?

     

Евгения Образцова: "Чаще всего я танцую с Владиславом Лантратовым, мы с ним вместе номинированы  за работу в балете «Дон Кихот». Помимо него, с Дмитрием Гудановым, Русланом Скворцовым, Александром Волчковым. Они все замечательные, но я   надеюсь на постоянное партнерство, когда возникает  тончайшее взаимопонимание. К сожалению, в  Мариинском театре проводилась политика отказа от создания постоянных пар. Очень надеюсь, что в Большом театре будет по-другому".


И.С. - А каково танцевать на огромной сцене исторического здания Большого театра? Я из любопытства поднялась на верхний ярус, и, когда я смотрела вниз, у меня просто дух захватывало от масштабов и высоты.

     

Евгения Образцова: "Впечатления от основной сцены замечательные. Да, пространство огромное, но сцена очень уютная, танцевать на ней комфортно и легко. Каждый, кто выходил на эту сцену, испытал, наверное, все эти чувства. 


И.С. - А теперь о главном событии этого месяца. Вы станцевали премьеру балета «Изумруды» из трилогии Джорджа Баланчина «Драгоценности». В  Мариинском театре он идет с 1999 года. Надо отдать должное  Олегу Виноградову и Махару  Вазиеву, которые в свое время  первыми перенесли шедевры Джорджа Баланчина на российскую сцену.


Евгения Образцова: "В Мариинском театре я этот балет не танцевала. И я очень рада, что меня выбрали в первый состав именно балета «Изумруды» на музыку Форе, одного из моих самых любимых французских композиторов. Считается, что «Рубины» у Баланчина ассоциировались с Нью-Йорком, «Бриллианты» - с Санкт-Петербургом. Я этого у   Баланчина не читала. А о чем он точно писал, так это то, что «Изумруды» навеяны ему воспоминаниями о Париже. Я с огромным удовольствием танцую этот балет, и мне было очень приятно, когда репетитор фонда Баланчина Сандра Дженнингс сказала, что лучшей исполнительницы «Изумрудов» она не видела.


И.С. - Что нового Вы готовите? Может быть, что-то в других театрах?

       

Евгения Образцова: "В планах «Щелкунчик» и еще много интересного. Надеюсь, в новом сезоне  удастся станцевать на прославленных европейских сценах, но на каких - это пока секрет."

     

И.С. - Работая в музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, Вы танцевали хореографию Иржи Килиана,  одного из  моих любимых балетмейстеров. Кто еще из современных хореографов Вам интересен?

Евгения Образцова: "Очень хотелось бы поработать с Раду Поклитару (руководителем собственной балетной труппы в Киеве), а, если говорить о  покойных великих балетмейстерах, то мечтаю станцевать хореографию Кеннета МакМиллана и Ролана Пети. Я готова танцевать их всегда и везде. Это моя голубая мечта.

     

И.С. - Желаю Вам, чтобы она у Вас поскорее сбылась, так же, как и другие Ваши желания. Я знаю, что у Вас в Москве есть много поклонников (кстати, одним из почитателей Вашего таланта является моя сестра). Но хотелось бы, чтобы Вы и о нас, петербуржцах, не забывали.


Автор Ирина Сорина благодрит администрацию Большого Театра за предоставленные фотографии