Вита Нова: «Рукопись, найденная в Сарагосе»

30 января 2012 года в Музее печати открылась  выставка «Рукопись, найденная в Сарагосе». В экспозиции в Музее печати - 40 иллюстраций петербургского художника Никиты Андреева к легендарному роману замечательного польского ученого и писателя Яна Потоцкого.

 

Ян Потоцкий известен прежде всего как автор лабиринтоподобного романа в новеллах «Рукопись, найденная в Сарагосе» (1804) Это произведение относят к т. н. «шкатулочному» стилю, происхождение которого кроется на Востоке («Шукасаптати», «Тысяча и одна ночь», «Тути-наме»), в Европе Мигеля Сервантеса считают одним из первых авторов, писавших в этом стиле, однако, признаками такового обладает и «Декамерон» Д.Боккаччо. Обстоятельства первой, неполной публикации романа довольно запутаны, на польском языке он был напечатан в 1847, с тех пор многократно переиздавался, переведён на многие языки, экранизирован Войцеком Хасом. Капитана Альфонса ван Вордена в этом талантливом и очень своеобразном фильме сыграл замечательный польский актёр Збигнев Цибульский. По мотивам романа написана комедия известного испанского драматурга Франсиско Ньевы (2003).

 

Именно с истории про кино по этой книжке и  началась презентация выставки иллюстрации в Музее печати, которую открыла директор Музея Валентина Ивановна Демидова:

Валентина Ивановна Демидова: "...Я хочу вспомнить, что мое первое знакомство с романом «Рукопись, найденная в Сарагосе», началось не с книги, а с кино: кино - это лучшее из искусств, первейшее, главнейшее, которое было в советское время. По-моему, в 1965 или 1966 году фильм вышел на советский экран - это замечательный фильм польского режиссера Войцека Хаса и с замечательными актерами польскими: я с детства запомнила их всех и сегодня как-то так легко восстановила их в памяти - это и Збигнев Цибульский, и Франтишек Печка, и Беата Тышкевич, и Лижбетта Чижевска, и многие другие польские актеры, которые тоже, наверное, Вам знакомы. Фильм, на мое детское впечатление, - такой мистический, фантастический, с огромным количеством действущих лиц, - очень интересный; и как всегда так бывает, когда тебе фильм понравится и заинтересует, - хочется обратиться к первоисточнику: я попыталась прочитать роман

 

Но, то ли мой возраст был еще достаточно юный, то ли не было иллюстраций, - книжка была совершенно не иллюстрирована, - читать ее оказалось труднее, чем смотреть кино. И поэтому сегодня, когда я смотрела и рассматривала в полной тишине работы, которые были вчера развешаны, - когда я тут смотрела, пыталась вспомнить действующих лиц, сюжет этого романа, - вот, наверное, и пришло то время, когда ...- и возраст позволяет, и замечательная книжка, которая вышла и так замечательно проиллюстрирована, - которая и позволит мне вернуться и более вдумчиво прочитать этот роман."

 

Роман многократно переиздавался, переведён на многие языки, однако до сих пор не был полностью проиллюстрирован. Цикл работ, представленный на выставке, - первая попытка создать серьезную графическую интерпретацию романа. PR-директор издательства «Вита Нова» Наталья Дельгядо, которая вела вечер, посвященный иллюстрациям книги «Рукопись, найденная в Сарагосе», - прежде чем передать слова приветствия коллегам художника, - по традиции вручила подарочный экземпляр романа «Рукопись, найденная в Сарагосе» друзьям-партнерам издательства - Музею печати:

Наталья Дельгядо: "Добрый вечер дорогие друзья! Мне хотелось сказать, что тот роман, благодаря которому мы здесь сегодня собрались - роман Яна Потоцкого «Рукопись, найденная в Сарагосе», - он очень многоплановый: в нем есть и фантасмагория, и серьезность, и сатира, и какой-то просветительский момент. Виновник сегодняшнего торжества - человек, - еще один человек, благодаря которому мы все сегодня здесь, - замечательный художник Никита Андреев, выделил, пожалуй, самую интересную, фантасмагорическую, такую сказочную ноту в этом романе, и мне кажется, - дает нам почувствовать, что это в первую очередь - сказка: это - произведение, которое было написано для удовольствия. Очень часто бывает, что если книжка пишется для удовольствия, - то это - графомания. В данном случае, это такое счастливое сочетание: это  - книга, которая написана для удовольствия и читается с удовольствием, и при этом - является замечательным совершенно произведением...."

 

Художник работал над циклом иллюстраций более двух лет. Работы подготовлены специально для нового издания романа в издательстве «Вита Нова». Как родился замысел издать эту книгу и каковы были поиски художника для работы над книгой, - обо всем этом всем присутствующим поведал главный редактор издательства «Вита Нова» и редактор этой книги Вадим Зартайский:

 

Вадим Зартайский: ".... Дело в том, что когда я в детстве читал этот роман, - он уже тогда был затрепанный, хотя в общем-то книжка совсем не старая была, - мне безумно не хватало картинок. Когда я подрос и начал заниматься книгами,  - я с удивлением выяснил, что ни в стране происхождения, что ни в стране бытования: ни во Франции, ни в Польше , ни в Германии, - где этот роман чрезвычайно популярен, - толком иллюстрированных изданий этой книги нет. И с этим удивлением я просто долго жил, в том числе уже и в должности главного редактора издательства "Вита Нова", и, собственно, мечту о том, чтобы издать этот роман с иллюстрациями,  - мы разделили с нашим генеральным директором Алексеем Захаренковым. И надо сказать, что многие художники высказывали какое-то свое желание этот роман проиллюстрировать, - а иллюстрировать там есть что (!), потому что, это, на самом деле, - «Тысяча и одна ночь»! Это - матрешка, матрешка, матрешка в матрешке: это - рассказ в рассказе и рассказы, от которых не оторваться. Истории, действительно, - фантасмагорические и истории фантастические, истории - безумно интересные, безумно красивые с точки зрения такого визуального ряда, если его представить. И, тем не менее, - остановить свой выбор мы как-то не могли ни на ком: потому что, то - появлялись сомнения, то - сам художник высказывал сомнение; а вот, Никита Андреев - он человек чрезвычайно скромный, и надо сказать, что это только придает ему обаяние, - он однажды позвонил и сказал: "у меня есть несколько работ - иллюстраций к ниге Потоцкого, - не хотите ли вы их посмотреть?.."

Итак, роман издан. Редактор открывает книгу и: 

 

Вадим Зартайский: "...И вот, когда, наконец, книга увидела свет, я честно говоря, дрожащими руками ее открывал, что для меня, человека, который уже много книжек сделал, - "штука" непривычная: руки уже, знаете, не дрожат, - после сотой книжки руки не дрожат:-) И вот я открыл ее, - и я понял, что это то, что я хотел увидеть в детстве, когда я впервые читал этот роман: что мне безумно интересно разглядывать, всматриваться в детали, в выверенные композиции, уяснить для себя какие-то детали быта, костюма, наконец, - просто совершенно невероятные интерпретации тех или иных событий. А, поскольку, роман  - огромен по объему, и не только по объему, но и по многочисленности сюжетов, - то я хочу обратить внимание еще и на то, что здесь большинство иллюстраций - это иллюстрации, в которых не мгновения остановлены, а - многочисленные мгновения, вписанные в единую композицию. Это  - невероятно интересно и то, с каким мастерством это сделал Никита,  - мне, кажется, - достойно всяческого удивления, уважения и благодарности. И с этим чувством благодарности я как раз обращаюсь к Никите: "Спасибо Вам огромное за вашу работу, за этот гигантский труд, который доставил огромное удовольствие мне и, наверняка, доставит подобное удовольствие всем тем читателям, которые будут держать в руках вышедщую недавно книгу. Спасибо!"

 

По построению «Рукопись...» напоминает сказки «Тысячи и одной ночи». В книге множество «рассказов в рассказе», и рассказчики невероятно разнообразны по манере поведения и складу мышления. Вместе с героями романа читатель отправляется в Италию, Тунис, Марокко, Египет, Мексику, в Париж, Лион, Вену и даже в Древнюю Грецию и Палестину. Герои невероятных историй путешествуют по всему миру и сталкиваются с пугающими явлениями и мистическими существами...

 

В ответном слове на презентации выставки художник Никита Андреев сказал кратко, но метко: "...Было  - трудно, но что получилось, - то и получилось... Я очень счастлив!..» Даже в телеинтервью автор иллюстраций был немногословен и говоря о своей работе, выделил два момента: творческое начало и работу ..с конспектами:

 

«Рукопись...», - произведение многослойное, с запутанной сюжетной линией, привлекло меня возможностью пофантазировать, проявить творческий авантюризм и даже, может быть, стать соавтором произведения...Текст очень сложный и я очень, очень боялся нарисовать одного и того же героя с разными лицами, в разной одежде, разной комплекции, вообще, - "нить" терял постоянно: там же - 6 (шесть!) ярусов: один рассказывает об одном герое, другой  - рассказывает о другом, в общем, пришлось вести конспекты...»

 

С собственным конспектом речи выступил и коллега по "художественному цеху" - заслуженный художник России Рашид Доменов:

 

Рашид Доменов: "...Я тоже хочу разделить восторги по поводу этой работы... и начну с того - чего в ней нет: во-первых, нет длинного академизма, утверждающего живучесть давно почившей "пресловутой" ленинградской школы графики, где все "живое" как бы вырезано из дерева; нет журнальной лирики 60-80 х годов, где головы были оптимистически задраны к небу, в котором пролетали мирные птицы и облака, из которых лились обломки литературных символов; нет комбинатовского бесполового стиля (имеется ввиду комбинат графического искусства Союза художников:-), где люди, животные, дома, деревья имеют кастрированный добрый характер; нет сладких, припудренных персонажей, отправляющих здоровых классических героев в откровенный "безвозвратный салон"; нет рисунков реанимированных классиков, которые абсолютно не вписываются в наше сегодняшнее восприятие; нет глубокомысленных шарад художников-философов, которые при этом умудрились не прочитать ни одной книги в своей жизни; нет кустарных поделок напористых самоучек и молодых гениальных недоучек, которым абсолютно нечего сказать, а есть - ВСЕ Остальное: то есть, есть Открытие, которое и является признаком Рождения Искусства и которое, как бы, я обрисовал мрачную картину, но это - общая картина не только в нашем обшем книжном деле, - вообще в искусстве: и хорошие книги, картины, скульптуры - рождаются редко, они имеют штучный характер, - поэтому я хочу поздравить и порадоваться и за себя потому что, глядя на такие работы, - хочется думать и верить, что есть "свет в конце туннеля",  и жизнь полна оптимизма! Спасибо."

 

На этой оптимистической "ноте" и завершаются речи на вечере-презентации выставки иллюстраций  в Музее печати и последнее слово - о художнике книги «Рукопись, найденная в Сарагосе»: Никита Андреев с 1973 года сотрудничает со многими издательствами России, США, Великобритании и Республики Корея. Он оформил и проиллюстрировал более семидесяти книг, в том числе произведения А. П. Чехова, Дж. Свифта, У. ле Гуин, Р. Э.Хайнлайна, Р.Брэдбери, С.В.Сахарнова, Н.К.Чуковского. 

 

Никита Андреев - член Союза художников России, участник многих всесоюзных, всероссийских, региональных и международных художественных выставок. Награжден дипломами всесоюзных и российских конкурсов книги. Преподает в Санкт-Петербургском художественном училище им. Н.К.Рериха. Художник занимается станковой и прикладной графикой, книжной иллюстрацией, работает в различных графических техниках, специализируется в офорте. Его работы находятся в музеях и частных коллекциях России и других стран.

Адрес Музея печати Санкт-Петербурга - наб. реки Мойки, д. 32. Выставка продлится до 14 февраля.

 

 

 

 

Источник материалов и иллюстраций романа - сайт издательства Вита Нова:  vitanova.ru

Видео и Фотографии- Наталии Кириловой