Слава Полунин привез сНЕЖНОЕ ШОУ!

С 17 по 27 февраля 2011 года в Михайловском театре «сНЕЖНОЕ шоу» Славы Полунина

Слава

Его называют «лучшим клоуном мира». Его «сНЕЖНОЕ шоу» признано «театральной классикой ХХ века».  Когда его спрашивают, легко ли нести бремя всемирной славы, Слава обычно отвечает, что нести, мол, ничего, а вот удержать... Наверное, поэтому ничего не делает абы как: все, что происходит в его жизни, очень основательно, очень продумано, очень взвешено — даже самое сумасшедшее, самое невероятное, самое авантюрное. И в достижении цели он конкретен, собран и непоколебим. Эксцентрическая пантомима, любовно окрещенная им «экспрессивным идиотизмом», принесла ему огромную популярность - не было ни одного значимого концерта, в котором дуэт Полунин-Скворцов не принимал бы участия. Она же принесла ему и лауреатство на конкурсе артистов эстрады. А уже через год родился его Клоун, его Асисяй - смешной и трогательный человечек в желтом комбинезоне и красных лохматых тапочках. 

Родился задумчивый, нежный, поэтичный персонаж, характер которого вобрал в себя поэтическую грусть клоунад Енгибарова, изысканную философичность пантомим Марсо, человечность и смешную трогательность фильмов великого Чаплина. Всех их Полунин считает своими главными учителями. Появился Асисяй перед многомиллионной аудиторией телезрителей в новогоднем «Голубом огоньке» на рубеже 80 и 81 года с двумя яркими надувными телефонами. Тогда и прозвучал впервые его диалог о любви, об одиночестве, о тоске по человеческому пониманию, о счастье обретения и горечи утраты, который и по сей день ведет герой Полунина с самим собой, а клоун - со своими зрителями в самых разных уголках планеты. Асисяй изначально был многолик и многогранен: он мог быть нежным и наивным, а в следующую минуту - ироничным или полным решимости в своем непоколебимом «Зя!» (Наталья Табачникова):

Что такое мой театр
или  театр, который я люблю


- Это такая свадебная кавалькада,
где я стараюсь всех поженить;

- Это театр ритуально-магический
и празднично-зрелищный,
построенный на основе образов и движения,
игры и фантазии,
совместного творчества зрителей и людей театра;

- Это театр, упорно растущий
из снов и сказок;

-Это театр надежды и мечты,
полный тоски и одиночества,
потерь и разочарований;

-Это то, что всегда изменяется,
что дышит спонтанной импровизацией
и скрупулезно бережет традицию;

- Это современная тенденция
многоуровневого синтеза
на грани жизни и искусства;

- Это театр, работающий в эпически-интимном сплаве
из трагедии и комедии,
абсурда и наивности,
жестокости и нежности;

- Это театр, ускользающий
от определений и однозначности
понимания его действий,
как от попыток
узурпировать его свободу.
                                        Слава Полунин

 

Сон в зимний вечер

Мне приснился сон. <...> Снегом завалило весь пол, все стулья и кресла. Сон был прекрасен. Добрые олигархи, молчаливые поп-звёзды, все в смокингах, загадочно улыбались и садились прямо в сугробы. Вдруг подул сильный до урагана ветер, заложило до гробовой тишины уши музыкой. Охватил ужас в ожидании предстоящего. Но загорелся свет, и мелкими медитативными шажками театра Кабуки вышел клоун в жёлтом безразмерном балахоне и красных домашних тапочках. Верёвка в его руках свернулась висельной петлёй, обернулась портретной рамкой. Чётками. Поводком, скакалкой, канатом горного альпиниста, за который вытянулся друг - один из придурков в шапке с вертолётными лопастями шапьих ушей и лыжами башмаков... 

Мне приснилось, что нет никакого постмодернизма, а есть только первородность чувств, античная чистота эмоций. Касание подсвеченного шара тонкими пальцами в темноте... Вот - шарик улетел. Клоун Слава плачет.Свистком грозно велит - нежно уговаривает беглеца вернуться, пузырится и кипит от гнева, свистит о своей тоске по нему. А шарик покачивается сзади, смеется толстым жёлтым боком, тонкой розовой ниткой. И лопается в руках хозяина - тот не выдержал испытания счастьем внезапного обладания... 

 

Мимика поэтична. Ритм её стиха таков, что каждый волен в интерпретации, а значит, в сотворчестве... Жест, он ведь зависит от пространства, в котором эволюционируешь. Или деградируешь... 

Сердце изранено... 

Хорошо - бывает. И хорошо было, и не мне одной, а забитому до отказа залу, который накрыли паутиной перед антрактом, и все задохнулись в этой стекловатной паутине от счастья, что их поймали, что они наконец кому-то нужны, и не ушли пить и курить, а ждали ещё и антрактного настоящего счастья. И в награду за ожидание пошёл совсем густой снег. Дети от 10 до 65 умудрялись лепить из него снежки и обсыпать ими кого ни попадя... 

За беспричинное это счастье никого из них никто не накажет: оно бескорыстно было. И слёзы не успевали высохнуть, и в улыбающийся до ушей рот текли солёные капли, и наоборот, и ещё, и опять, и вновь..." (Екатерина Васенина):

 ...Однажды какая-то канадская зрительница написала ему после спектакля записочку: «Ваш снег согревает наши сердца. Спасибо.» Полунинская «Снежная буря» согревает наши сердца своей удивительной «снежной нежностью»!

 

 

 

Источник материалов: http://www.slavasnowshow.com/ и http://www.mikhailovsky.ru

Использованы фотографии: http://www.polynin.su http://evamiglioli.com, http://www.snob.ru, http://www.russian-belgium.be, http://www.point.ru/photo, http://www.xsp.ru

 

Продажа билетов осуществляется в кассе Михайловского театра: http://www.mikhailovsky.ru/afisha/